предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 4. Рождение Гиги


Она появилась на свет в один из январских дней. На рассвете у роженицы начали мощно сокращаться мышцы матки, проталкивая плод в родовой канал. Схватки сопровождались сильными болями.

Рис. 11. Китенок отдыхает на спине родительницы. Фото У. Эванса
Рис. 11. Китенок отдыхает на спине родительницы. Фото У. Эванса

Первой появляется пара сморщенных обмякших лопастей хвостового плавника, последней вылезает голова, и новорожденный, полностью оторвавшись от матери, быстро всплывает на поверхность, чтобы совершить первый вдох.

Детеныши китов - это черные миниатюрные копии матери, похожие на нее во всем вплоть до светлых пятнышек на хвостовых плавниках. Они необыкновенно красивы. Младенцы серых китов весят 600 - 700 кг при "росте" 4,5 - 5 м.

Новорожденный должен вскоре обязательно вдохнуть воздух, поэтому мать первым делом начинает толкать его корпусом к поверхности. В результате ее резких движений обрывается пуповина. Лежа на широкой материнской спине, китенок делает свой первый глоток воздуха1.

1 (Первый дыхательный акт у новорожденного совершается автоматически, при первом выставлении дыхала из воды, когда он ощущает смену среды вода - воздух. Искусство делать вдох в нужный момент у новорожденного "записано" в головном мозге как безусловный рефлекс)

А вскоре детеныш начинает проявлять беспокойство и неуклюже обыскивать тело матери в поисках пищи. Повернувшись на бок, самка плавным движением пристраивается так, чтобы кормить сосунка у самой поверхности воды. Новорожденный, двигаясь на ощупь, добирается до одного из двух продольных кожных карманов на материнском животе, надавливает на него своим беззубым ртом, и из кармана выскакивает гигантский сосок.

Кормление - задача не из легких. Поскольку у китов подвижна лишь нижняя губа, детеныш не может нормально сосать; он с трудом удерживает сосок, прижав его языком к нёбу. Сильные грудные мышцы матери выталкивают из млечной железы желтоватое молоко (по своему содержанию вдесятеро богаче коровьего) прямо в рот детенышу. Если китенок теряет сосок, молоко бьет фонтаном на 1,5 м вверх, пока младенец вновь не отыщет источник пищи и не почувствует, как рот наполняется густой жидкостью.

В перерывах между кормлениями мать и дитя в полудреме раскачиваются на волнах в тихой заводи. Над искристой рябью лагуны стоит безветрие, лишь на мгновение мелькнет радужное облачко водяной пыли от выдоха китов, мелькнет и исчезнет в прозрачном воздухе.

На второй день на теле новорожденного начинают распрямляться складки, образовавшиеся во время пребывания в чреве матери: разглаживаются морщины на голове и шее, а грудные и хвостовые плавники уплотняются настолько, что сосунок в состоянии слегка помахивать ими. Исчезает щетина, с которой рождается кит, остаются лишь волоски вокруг ноздрей и на верхней губе1.

1 (У зародыша серого кита длиной 176 см я насчитал на голове 132, а на нижней челюсти - 122 волоска длиной 1 см, а у его матери (длиной 13 м) - на голове 60 и на нижней челюсти 120 волосков длиной 2 - 3 см. Волоски на голове усатых китов играют роль осязательных органов во время лова добычи)

Словно зная, как важно для младенца умение плавать, мать намеренно лишает его поддержки, рано приучая к самостоятельности. Отчаянно барахтаясь, чтобы удержать над водой голову, малыш, фыркая и чихая, постигает искусство делать вдох в нужный момент. У новорожденного кита еще мало жира, так что держаться на поверхности ему трудно; и все же сосунок значительно плавучей наземных млекопитающих. Немалым подспорьем оказывается высокая соленость воды в лагуне.

В удивительно короткий срок детеныши научаются всплывать после легкого погружения и давать маленький фонтанчик, который забавно смотрится рядом с материнским. В интервалах между уроками плавания младенец кормится, отдыхает, пристроившись на могучем, как крепость, материнском теле, или изучает его, передвигаясь по шишковатой спине к трехметровому (в размахе лопастей) хвостовому плавнику.

Ученые подметили, что у некоторых видов китов неопытным молодым матерям помогают старые "тетушки", но серые киты, судя по всему, предпочитают воспитывать детей сами. Мать неотступно следит за отпрыском, готовая в любой миг прийти на помощь. Когда китенок, неумело работая плавниками, выплывает в лагуну, самка страхует его, отводя от берега или коварных песчаных мелей. Если птицы вдруг садятся рядом с младенцем, мать немедленно отгоняет их взмахом хвоста. Особенно зорко она следит за тем, нет ли поблизости акул, которые охотятся за отбившимися китятами.

Вообще говоря, спокойствие в лагуне - вещь обманчивая, и тех, кто теряет бдительность, ждет жестокое наказание. Если детеныш попадет на мель в отлив, он увязнет в песке. Отчаянно барахтаясь, он будет лишь глубже проваливаться в песок, и подоспевшие акулы набросятся на легкую добычу. Немало новорожденных китов погибают такой смертью.

Видимо, можно предположить, что мать Гиги во избежание лишнего риска довольно быстро увела свое дитя в "мир взрослых" - глубокую центральную часть лагуны. Для потомства это хорошая подготовка к долгому путешествию на север, которое обычно начинается в марте.

Подросший сосунок кормится уже не так часто, заглатывая под водой огромное количество молока, словно заправляющийся в море танкер. Кормление протекает быстро, за один нырок, и китенок всплывает на поверхность для вдоха. Младенец поначалу растет в буквальном смысле не по дням, а по часам, прибавляя в час по 5,5 кг; это позволяет ему набрать массу, необходимую для выживания в Арктике, куда он попадает в шестимесячном возрасте. Хотя подростки кормятся материнским молоком почти девять месяцев, китовый ус начинает прорезаться на верхней челюсти гораздо раньше.

Рис. 12. Дитя заигрывает со взрослыми особями. Фото U. S. Navy
Рис. 12. Дитя заигрывает со взрослыми особями. Фото U. S. Navy

Как только китенок осваивается с неспокойной поверхностью моря, он начинает изучать окружающую среду - подводное царство, населенное множеством прелюбопытных существ самых разных форм и размеров; они снуют во всех направлениях, издавая странные звуки, отдаленно напоминающие хрюканье, трели или барабанную дробь. Маленький кит сталкивается с похожими на изящные колокольчики медузами и удивленно разглядывает стайки юрких рыбок.

Над водой его ждут другие звуки и совсем иная жизнь. С головокружительной быстротой ныряют за рыбой пеликаны, низко проносятся над лагуной черные казарки, наполняя воздух раскатистым треском - ррронк, рррронк. Птичьи голоса и шум крыльев вскоре станут для Гиги такими же привычными, какими были всю жизнь для ее матери.

В лагуне Скаммона у серых китов легкая жизнь. Они дремлют, ныряют и резвятся, пуская кучевидные гейзеры. То тут то там, возмущая поверхность, взрослые особи выпрыгивают из воды под углом 45°, совершают кульбит и с шумом плюхаются на спину или на бок. Такая акробатика способствует пищеварению, помогает стряхнуть с кожи вшей, привлекает внимание подруги, позволяет оглядеть окрестности или просто дает выход энергии.

Взрослые самцы обычно держатся подальше от китовых "яслей", зато дельфины норовят поиграть с детенышами. Матери нервничают и отгоняют их.

Гиги повезло. Она благополучно росла, превращаясь в здоровую юную особь. Другие младенцы оказались не столь удачливы. Матери покидают больных и дефектных новорожденных, инстинкт диктует им, что жертва необходима для блага всего вида. Вынесенные на берег тела погибших китят становятся пищей для ястребов, лисиц, койотов, чаек и крабов.

Рис. 13. В поисках объекта. Фото Sea World
Рис. 13. В поисках объекта. Фото Sea World

Подобно остальным своим сверстникам, Гиги предавалась обычным забавам - перекатывалась с боку на бок, совершала первые робкие прыжки, раскачивалась на волне, ныряла, кружилась и брызгалась, понемногу привыкая к собственному телу и к тем удивительным трюкам, которые оно способно выделывать. Быстрые движения и трение о воду облегчают зуд, причиняемый усоногими раками и китовыми вшами, которые переползают на детенышей с материнских тел1. Периодически животным приходится с силой "сморкаться" и фыркать, чтобы избавиться от скопившихся вокруг рта и дыхала вшей.

1 (Ни один вид в отряде китообразных не заражается наружными паразитами столь интенсивно, как серый кит. Его голова иногда сплошь покрывается 6-угольными раковинами усоногих раков, между которыми поселяется масса китовых вшей (тоже из класса ракообразных). Китовые вши переползают на сосунков с тела матери во время кормления молоком)

Играя на "детской площадке", малыши поддерживают постоянную связь с мамами. Взрослая самка подает звуковые сигналы и звуки, хлопая по воде лопастями грудного и хвостового плавников. Как и бобры, самки с помощью ударов хвоста предупреждают потомство об опасности или приглашают порезвиться.

Китята обожают съезжать с материнской спины в воду. Откликаясь на призыв, они немедленно затевают возню, переворачиваются с брюха на спину, колотят своими плавничками по маминому хвосту, брызгаются и задираются. Китовые самки терпеливо сносят заигрывания и буйные выходки отпрысков.

В возрасте одного месяца сосунки настолько привыкают к материнскому ритму плавания, что оба ныряют и поворачиваются с поразительной слаженностью; впрочем, скорость все же задают малыши. Детеныш быстро соображает, что легче всего плыть, тесно прижавшись к боку матери, где поток воды сам несет тело вперед, и оба движутся как одно целое.

Проходит еще немного времени, и мать, дождавшись прилива, решает приобщить дитя к открытому морю. При серебристом свете луны китенок совершает свой первый выход из лагуны в большой мир.

Младенец держится рядом с матерью, с удивлением ощущая могучую силу волн и течений. Чувствительные плавники воспринимают малейшие перемены напора воды.

Детеныш растет и крепнет, его мышцы набирают силу; теперь все чаще и чаще они с матерью уходят в открытое море, репетируя заплывы на большое расстояние, которым суждено стать главным делом их жизни. Самка, постоянно находясь начеку, следит, нет ли опасности. Совершая "учебные" плавания, она знакомит отпрыска с приметами, позволяющими безошибочно найти вход в лагуну Скаммона.

Именно на этом этапе развития Гиги предстояло начать уникальный эксперимент. Суда "Маргарет Ф." и "Марта-Джейн" вышли в море...

В Сан-Диего все было готово к встрече. Гиги ждал резервуар, который поместили в тихом углу океанологического комплекса, подальше от глаз посторонней публики, чтобы дать китенку возможность привыкнуть к неволе; конечно же, за пленницей будут внимательно следить, но первое время она не должна этого замечать. В ожидании события ветеринары, океанологи и более двадцати опытных тренеров изучали имеющуюся литературу о серых китах. Все очень нервничали. В прошлом лишь однажды была предпринята попытка держать серого кита в неволе, но он прожил всего несколько месяцев.


предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU

© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://aqualib.ru/ "AquaLib.ru: 'Подводные обитатели' - библиотека по гидробиологии"