предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава девятая. Крабы и их сородичи

Гигантские крабы и карликовые крабы; сухопутные крабы и плавающие крабы; мягкие крабы и крабы, закованные в броню; раки-отшельники и крабы-солдаты: крабы, умеющие притворяться мертвыми; крабы с целыми садами, растущими у них на спине, - эти и многие другие виды крабов встречаются во всех районах Большого Барьерного рифа в огромных количествах и многие из них обладают любопытнейшими привычками и особенностями.

Зная о том, что крабы, как в броню, одеты в плотную и твердую хитиновую оболочку, легко было бы предположить, что они принадлежат к числу наиболее храбрых обитателей рифа; вооруженные мощными и проворными клешнями, они как будто бы имеют все основания безбоязненно путешествовать в любом направлении, будучи в состоянии отразить нападение любого противника. Но так ли обстоит дело в действительности? Оказывается, что крабы являются чуть ли не самыми робкими обитателями рифа, использующими наиболее хитроумные способы для того, чтобы укрыться и спрятаться от своих врагов. Располагая поистине великолепными средствами и способами маскировки, крабы пользуются ими не только для защиты, но и для внезапного нападения на более слабых противников. И маскировка действительно служит для крабов превосходным дополнительным оружием. Какой жестокий сюрприз подстерегает животное, беззаботно подплывающее к пучку водорослей: оказывается, что водоросли растут на спине у краба, готовящегося в следующую секунду схватить неосторожного пришельца своими мощными и не знающими пощады клешнями.

Крабы-солдаты

Нет особой необходимости в том, чтобы выслеживать этих крабов в воде, так как целые армии их часто выползают на береговой песок во время отлива. Слово "армии" приведено здесь отнюдь не случайно, так как свое название крабы-солдаты получили благодаря обычаю двигаться большими отрядами. Группы этих крабов во время движения перестраиваются, как солдаты на учениях, то и дело меняя направление и словно следя за равнением в колоннах и рядах. Но когда к ним приближается враг, выясняется, что дисциплина в этой армии очень слаба: в одно мгновение их стройные ряды рассыпаются, вся группа обращается в паническое бегство и ни один из ее членов не проявляет ни малейшего интереса к судьбе своих соратников и сородичей. Если передние двигаются слишком медленно, задние набегают на них, пока в конце концов не образуется невообразимая свалка. В то же время наблюдатель с изумлением замечает, что численность крабов уменьшается с поразительной быстротой, и вскоре от многотысячной армии крабов не остается ни одного представителя. Оказывается, что все они благополучно скрылись под землей! Крабы-солдаты обладают способностью зарываться в песок в течение нескольких секунд: работая попеременно ногами одной стороны туловища, они ввинчиваются в песок подобно штопору, мгновенно исчезая под землей.

У крабов-солдат почти круглое тело с бледным голубоватым отливом; последнее обстоятельство послужило основанием к тому, что в некоторых местах их называют голубыми крабами.

Песчаные крабы

Осматривая во время отлива примыкающую к коралловому острову широкую песчаную полосу, можно заметить на ее поверхности и, в меньших количествах, на залитом водой песчаном дне лагуны множество беспорядочно разбросанных отверстий до двух дюймов в диаметре, находящихся в центре небольших воронкообразных холмиков; наружные склоны этих песчаных холмиков иногда сливаются с поверхностью пляжа в двух-трех футах от входного отверстия. Каждое из этих отверстий является убежищем песчаного краба, но обитатель этого убежища очень редко покидает его в дневное время. Появление его на поверхности связано с большим риском, так как многие хищные птицы, обладающие острым зрением, не упустят возможности поживиться такой вкусной и легкой добычей.

Если же выйти на песчаный берег ночью, когда птицы спят в своих гнездах, и осветить песок свечой или фонариком, можно увидеть, как во все стороны со скоростью ветра разбегаются перепуганные белые крабы, торопящиеся укрыться в своих убежищах или в воде. Вряд ли представители любого другого вида крабов обладают способностью бегать так быстро, как песчаные крабы. При достаточном проворстве можно даже поймать одного такого краба - при этом нужно быть готовым к тому, что последует укус в руку. Те же крабы, которые добрались до своих убежищ, фактически совершенно недосягаемы, так как подземный ход ведет на глубину трех-четырех футов, после чего начинается галерея горизонтальных проходов. Раскапывать нору можно только во время одного отлива, так как после следующего прилива на месте раскопок не остается почти никаких следов вырытой ямы. Песчаные крабы строят свои норы фундаментально и солидно: зажав двумя ногами небольшую кучку песка, краб вытаскивает ее на поверхность, толчком отбрасывает на несколько футов в сторону и возвращается за новой партией песка. Когда нора вырыта на достаточную глубину, краб приступает к долгим и утомительным отделочным работам, утрамбовывая внутренние стенки прохода: он делает это, прижимаясь к стене спиной или похлопывая ее своими крупными клешнями.

Песчаный краб отличается исключительной подвижностью и бдительностью. Его глаза, расположенные на конце длинного, гибкого отростка, непрерывно следят за всем происходящим вокруг. Питается он главным образом крохотными ракообразными, в больших количествах остающимися в периоды отлива на песчаном берегу. Подтягивая клешнями ко рту кучку песка, краб делает шаг вперед, на ходу процеживая эту кучку. Во время следующей остановки он загребает новую партию песка, а во время следующего шага снова ее исследует. Питание, таким образом, происходит у него на ходу. Песчаный краб очень любит падаль, очищая берег от выбрасываемых сюда прибоем трупов рыб или птиц. Более крупные крабы охотятся за только что вылупившимися из яиц черепашками, пытающимися спуститься к морю; если же они случайно находят оставленное черепахами гнездо с яйцами, то, очевидно, рассматривают это как подарок богов.

В тихую ночь, если у наблюдателя хватает терпения сидеть некоторое время неподвижно, можно услышать характерный шуршащий звук, исходящий из норы или от вылезшего на поверхность краба. Звук этот возникает в результате трения одной клешни краба о другую; до сих пор не удалось найти убедительное объяснение тому, с какой целью крабы производят эти звуки. По одним предположениям они служат сигналом, сообщающим о том, что нора занята и что посторонним в ней делать нечего. По другим предположениям, наоборот, этот звук является призывным кличем, которым самец призывает самку.

Песчаный краб может находиться без воды в течение продолжительного времени, так как его жаберные полости снабжены густой сетью кровеносных сосудов, позволяющих ему поглощать кислород из воздуха. Однако дыхательные органы краба должны быть все время влажными; этим, в частности, объясняется то непонятное на первый взгляд обстоятельство, что, бегая по песчаному пляжу, краб то и дело ныряет в попадающиеся по пути лужи. Я слышал много утверждений о том, что песчаный краб быстро погибает под водой: опыты, которые я проделал, не подтвердили эту точку зрения - крабы прекрасно чувствовали себя даже в пресной воде, которую большинство других крабов, встречающихся на рифе, действительно не выдерживает в течение длительного времени.

Песчаный краб имеет обычно белый или светло-кремовый цвет, ширина его туловища с раскинутыми в стороны ногами может достигать девяти дюймов.

Крабы-скрипачи

Для каждого типа прибрежной полосы характерен и какой-либо свой преобладающий вид крабов. Так, на песчаных берегах чаще всего встречаются песчаные крабы, а среди заболоченных мангровых зарослей скорее всего можно увидеть краба-скрипача, или, как его называют иначе, манящего краба. Каждый вид крабов приспособился к определенному типу местности и представители этих видов редко встречаются между собой. Многие острова, расположенные между северной частью Большого Барьерного рифа и австралийским побережьем, имеют низменные, болотистые берега. В этих местах отлив обнажает мягкую илистую грязь или смесь песка и ила. Тем более странным кажется, когда на этом сером, отталкивающем фоне внезапно сверкнет ярким блеском краб с красными или оранжевыми клешнями: эти клешни служат наиболее характерным или отличительным признаком краба-скрипача. Яркими клешнями обладают только самцы, одна клешня у них значительно длиннее другой и превосходит по своей длине все туловище краба. Движения этой громадной клешни создают двоякое представление: одни видят в них сходство с движением смычка скрипача, играющего на скрипке, другим кажется, что длинной клешней краб манит к себе своих сородичей и словно предлагает самкам разделить с ним его кров. Длинная клешня выглядит как страшное и грозное оружие и возбуждает, очевидно, восторг у самок, имеющих лишь две небольшие и скромно окрашенные клешни. Длинная клешня самца является предупреждением для врагов в те часы, когда краб охраняет вход в нору, и служит боевым оружием, когда два краба вступают в бой за какой-либо участок пастбища или за обладание самкой. Решительно, но осторожно приближаясь друг к другу, они внезапно соединяют длинные клешни, отставляют их в сторону и начинают толкаться и скрежетать клешнями до тех пор, пока один из противников не откажется от борьбы и не обратится в постыдное бегство.

Питаются крабы при помощи маленьких клешней, с большой быстротой двигающихся во все стороны, сгребая и отправляя в рот грязь и песок с содержащимися в них крохотными формами растительных и животных организмов, выброшенных на берег прибоем. И здесь неожиданно выявляется значительное преимущество самок, имеющих возможность добывать пищу двумя клешнями, в то время как длинная клешня самцов для такого мирного занятия совершенно не приспособлена.

В случае тревоги краб-скрипач мгновенно скрывается в своей норе, либо прячась на ее дне, либо выставляя наружу свою длинную клешню, словно намереваясь нанести с ее помощью большой ущерб нападающему противнику. Нора краба-скрипача опускается почти вертикально более чем на два фута, нижняя часть ее обычно на один-два дюйма залита водой.

Скалистые крабы

Кроме названных выше двух типов местности, есть еще и третий, для которого характерен и собственный вид крабов. Таким типом местности являются гряды скал, окаймляющие берега многих коралловых островов. Стоит перевернуть любой камень на такой полосе рифов и из-под него выбежит несколько крабов, пытающихся скрыться в ближайшей щели. Если же бегство уже окажется невозможным, краб прижмется спиной к скалистой поверхности, широко раскроет челюсти, приведет в боевую готовность клешни и будет зорко следить за каждым движением появившегося врага. Многие из этих крабов обладают довольно приятной окраской, а у некоторых тело покрыто красивыми цветными пятнами. Наиболее распространенными являются относительно крупные крабы с пятнистой желтовато-зеленой окраской; они обычно прячутся в щелях между скалами, но в случае необходимости могут быстро и далеко плавать. Часто встречаются и маленькие крабы коричневого или бледно-голубого цвета с изящными крапинками на спине и сверкающими розовыми глазами.

Перед тем, как вплотную заняться исследованием рифа, изобилующего крабами всевозможных видов и размеров, полезно познакомиться в общих чертах с образом жизни и привычками крабов. Такое знакомство позволит читателю легче ориентироваться в подробностях последующего рассказа.

Жизнь крабов

Рост крабов происходит в процессе линек, наступающих в жизни каждого экземпляра через определенные промежутки времени. Наружный жесткий и почти негнущийся покров краба не способен к какому-либо росту; когда крабу становится тесно в этом скафандре, скорлупа лопается в задней своей части и краб выползает наружу, оставляя в старом одеянии часть желудка и внутренностей. Последующий период является наиболее опасным в жизни животного, так как его мягкое, беззащитное тело может стать легкой добычей для морских хищников. Забравшись в какое-либо укромное убежище, краб терпеливо дожидается там того времени, когда у него снова вырастет надежная броня. В течение некоторого периода после линьки краб продолжает интенсивно расти, главным образом за счет большого потребления воды. Уже через два-три дня тело краба покрывается новой твердой оболочкой. Говорят, что линька является той ценой, которую выплачивает краб за наличие у него прочной брони, но иногда этот процесс приносит крабу и известную пользу, так как освобождает его от прицепившихся к поверхности старого скафандра устриц, раковин, мелких ракообразных, кольчатых червей и других морских животных, ведущих оседлый образ жизни и облюбовавших твердую поверхность краба в качестве надежного убежища. Передвижения краба приносят этим двойникам большую пользу, так как без всяких усилий с их стороны переносят их с одного пастбища на другое. Однако по мере роста этих паразитов они становятся для краба большой помехой, и во время линьки он имеет возможность полностью от них избавиться.

Промежутки между линьками у различных видов крабов неодинаковы, но проведенные опыты показали, что они короче, чем это раньше предполагалось. Так, у английского берегового краба в течение трех лет линька проходила семнадцать раз; некоторые виды американских крабов в течение первых семи месяцев жизни линяют пятнадцать раз, достигая к концу этого периода семи дюймов. С возрастом линьки происходят реже и постепенно могут совсем прекратиться.

Крабы охотятся за добычей, руководствуясь не столько зрением, сколько обонянием. Поглощение пищи у крабов - довольно сложная процедура. Перед тем как попасть в рот, пища обрабатывается семью парами конечностей, начиная с первой пары, - клешней, или рук. После этого ногочелюсти перемалывают добычу и направляют в желудок, снабженный плотными стенками и тремя зубами, немедленно приступающими к дальнейшему размельчению пищи. У большинства крабов одна клешня значительно длиннее другой, хотя у разных видов это обстоятельство может иметь различное значение; омары, например, являющиеся близкими родственниками крабов, придерживают свою жертву короткой клешней, нанося ей в то же время тяжелые удары длинной; эту операцию они выполняют почти по всем правилам современного кулачного боя.

Клешни краба отличаются большой силой, и многочисленными опытами было установлено, что одна клешня может удерживать тело, вес которого в тридцать раз превышает вес самого краба. Для сравнения можно указать, что правая рука человека средней физической силы в состоянии удержать груз, равный примерно двум третям веса собственного тела.

Многие низшие животные обладают способностью к регенерации утраченных конечностей; этим полезным свойством в значительной степени обладают и крабы. Если схватить краба за клешню, он в большинстве случаев оставит ее в руках и, отделившись от нее, постарается спастись бегством. Вцепившись клешнями в тело человека, краб держится в таком положении до тех пор, пока его не попытаются стряхнуть на землю: тогда он оставляет клешни в ране и убегает. У основания каждой конечности находится такая связка, от которой краб может самопроизвольно отделить и отбросить всю конечность: в месте перелома даже не бывает кровотечения, так как обрубок немедленно покрывается тонкой, но прочной пленкой. С каждой новой линькой укороченный отросток становится длиннее, но полное восстановление утраченной конечности происходит обычно лишь после нескольких линек.

Все крабы передвигаются боком. Ноги одной стороны подтягивают тело краба, в то время как ноги другой стороны отталкивают его. Обе серии ног действуют поочередно, так, что краб движется почти равномерно и без видимых толчков.

Крабы, живущие в море или на берегу, чувствуют воду по запаху: если их отнести от берега на двести ярдов и поставить на землю, они безошибочно повернутся в нужную сторону и будут все время придерживаться верного направления, даже если на пути у них будут крутые подъемы. Во время дождя, однако, когда влага окружает их со всех сторон, крабы теряют способность правильно ориентироваться на местности.

Рождение краба и превращение его во взрослый организм является сложным процессом, в ходе которого краб проходит несколько последовательных этапов. Большинство крабов развивается в воде, и на ранних стадиях своего развития крабы плавают много и подолгу. Молодые крабы мало похожи на своих взрослых сородичей, и только после нескольких линек начинает чувствоваться семейное сходство.

Однако пора уже от общих рассуждений перейти к изучению живущих на рифе крабов, знакомство с которыми и так основательно затянулось.

Рак-отшельник

В коралловой лагуне часто можно увидеть какую-то скорлупу, с поразительной быстротой передвигающуюся по дну. Все уже знакомые нам панцирные переползают очень медленно, поэтому новое существо сразу привлекает к себе наше внимание. Вытащив странное животное на поверхность, мы устанавливаем, что имеем дело с одним из наиболее распространенных и наиболее интересных крабов Большого Барьерного рифа - раком-отшельником. Около некоторых островов эти крабы встречаются в огромных количествах. Однажды я собрал большую коллекцию ракушек, миллионы которых плотным слоем глубиной до одного фута лежат вдоль всего берега кораллового острова. Оставив собранные ракушки на песке за полосой прилива, я отправился в лагерь. Когда через полчаса я снова вышел на берег, моя коллекция уменьшилась примерно на двадцать процентов. Оказалось, что похитителями были раки-отшельники: забравшись под лежавшие на песке ракушки, они потащили их на себе обратно в воду.

Рак-отшельник отличается от всех остальных крабов тем, что брюшко его не покрыто такой же плотной оболочкой, как остальные части тела, и является поэтому очень уязвимым местом. С целью как-то защитить его, рак-отшельник широко использует пустые ракушки, которыми он пытается по возможности закрыться. Лучше всего тело рака-отшельника приспособилось к завитым раковинам брюхоногих моллюсков, вследствие чего задняя часть тела рака также изогнута, словно повторяя изгибы раковины. Рак-отшельник так прочно прикрепляется к раковине, что она кажется неразрывной частью его тела; попытки вытащить рака из его убежища чаще всего кончаются тем, что тело краба разрывается пополам и он погибает, так и не покинув приобретенную броню.

Подобно всем остальным крабам, рак-отшельник проходит в процессе своего развития стадию свободного плавания. Обретя сходство со своими сородичами и превратившись во взрослую особь, рак-отшельник приступает к поискам подходящей раковины, которую можно было бы использовать в качестве брони. Но рак продолжает расти, и в процессе роста (в периоды линьки, разумеется) рак непрерывно меняет ракушки, последовательно увеличивая их размеры. Рак-отшельник никогда не покидает старое укрытие, пока не найдет себе новую, достаточно просторную раковину. Необходимые измерения входного отверстия раковины рак производит при помощи клешней, выполняя эту операцию методично и добросовестно. Убедившись, что раковина удовлетворяет всем его требованиям, рак отбрасывает прежнюю броню и поспешно втискивается задом в новое укрытие. Во время всей этой процедуры грозная, могучая клешня рака находится в состоянии боевой готовности. Те дни, когда раки-отшельники меняют свою оболочку, доставляют им немало беспокойства, так как подобрать достаточно большую и удобную раковину, в особенности для крупного экземпляра, отнюдь не так легко. Бэнфилд следующим образом описывает этот эпизод в жизни рака-отшельника:

"Поистине печально положение рака-отшельника, переросшего свою оболочку или потерявшего ее в схватке с более сильным соперником. Покрытая красным с голубыми пятнами твердым панцирем, передняя часть рака, оснащенная мощными клещами, производит достаточно грозное впечатление на обычного морского хищника - при условии, однако, что рыхлое и студенистое брюшко в хвостовой части туловища находится в надежном укрытии. Если же это условие не соблюдено и уязвимая часть тела рака не защищена раковиной, отшельник может стать жертвой врагов, в обычное время уступающих ему в силе и ловкости. Вид рака-отшельника, с редкой серьезностью и методичностью пытающегося втиснуть свое крупное тело в маленькую, явно не по размеру ракушку, может вызвать улыбку у постороннего наблюдателя. Но бедному раку вовсе не до смеха, ибо для него это вопрос жизни и смерти. Тщетные попытки втиснуть хвост № 8 в раковину размера № 5 продолжаются до тех пор, пока рак окончательно не убедится в полной их бесполезности. Когда в конце концов рак находит раковину подходящих размеров, он ввинчивается в нее, располагается поудобнее и начинает медленно шевелить грозными клешнями, со свирепым удовлетворением вглядываясь в окружающий его мир; теперь он готов даже улыбаться. В новом убежище рак чувствует себя превосходно, покинет он его только тогда, когда перерастет его и когда мучительная боль, напоминающая, вероятно, ощущения человека, прогуливающегося в тесных ботинках, заставит его искать другую, более просторную раковину".

Один из наиболее крупных и широко распространенных на рифе видов рака-отшельника имеет ярко-красное туловище с белыми или голубовато-белыми пятнами; именно об этих раках рассказывал Бэнфилд в приведенном выше отрывке.

Близким родственником рака-отшельника является знаменитый кокосовый краб, обитающий на многих коралловых островах в Индийском и Тихом океанах. Этот краб настолько интересен, что я остановлюсь немного на его характеристике, хотя он и не встречается в районе Большого Барьерного рифа. Кокосовый краб является настоящим гигантом, длина его иногда превышает восемнадцать дюймов. Водится он главным образом на суше, питаясь кокосовыми орехами и поднимаясь по стволу пальмы на высоту до шестидесяти футов. Счищая волокнистую оболочку ореха, краб долбит твердую скорлупу до тех пор, пока не пробьет в ней небольшое отверстие. После этого краб запускает в отверстие тонкие задние ноги и вытаскивает на поверхность сочную мякоть ореха. По рассказам путешественников, жители многих островов, обнаружив на вершине кокосовой пальмы краба, поднимаются на несколько метров вверх по дереву и обвязывают ствол пучком травы. Спускаясь вниз и почувствовав под собой траву, краб, полагая, что он находится уже на земле, рывком отталкивается от дерева. Свалившись на землю с большой высоты, краб либо разбивается насмерть, либо лежит некоторое время оглушенный, и туземцы добивают его ударами палок. Однако к оглушенным крабам следует подходить с большой осторожностью, так как своими громадными клешнями они легко могут оторвать человеку палец.

Несмотря на свою близость к раку-отшельнику, кокосовый краб не пытается искусственно укрывать мягкие части своего тела с помощью раковин. В связи с этим задняя часть туловища не имеет у него характерного для рака-отшельника изгиба. Как и у рака-отшельника, мягкая нижняя задняя часть туловища у кокосового краба является самым уязвимым местом, поэтому если на него кто-либо нападает, он всегда старается спрятать ее в какую-нибудь выемку. Дыхательная полость у этого краба развита очень сильно и представляет собой волокнистую ткань, снабженную густой сетью кровеносных сосудов. Кокосовый краб может находиться на суше в течение долгого времени, поглощая кислород из воздуха, но откладывание яиц происходит у него только в воде.

Симбиоз крабов и анемонов

Прочные раковины, которыми рак-отшельник защищает мягкие части своего тела, не служат достаточной защитой от всех хищников подводного мира. Есть такие рыбы, как, например, скат, морской орел, мощные челюсти которых легко сокрушают скорлупу раковины, после чего рак становится беспомощной жертвой этих хищников. В связи с этим, вероятно, возникло любопытное сожительство рака-отшельника с анемонами. Один или даже несколько анемонов прикрепляются к поверхности надетой на отшельника раковины; такие жильцы вполне устраивают рака, так как их ядовитые щупальца держат на почтительном расстоянии его многочисленных и опасных врагов.

Этот симбиоз обоюдно выгоден его участникам; анемоны питаются остатками добычи, разрываемой раком на части, а отшельник, имея на своей спине мощную артиллерийскую батарею, чувствует себя значительно увереннее. Еще более любопытный случай сожительства рака и анемонов был замечен в водах Индийского океана, где на спине рака-отшельника сидел светящийся анемон, служивший раку своеобразным живым фонарем.

На рифе часто встречаются такие крабы, у которых анемоны живут прямо на спине. Способ, при помощи которого анемоны взбираются туда, довольно интересен: перевернувшись вниз головой, анемоны ждут в таком положении приближения краба, а как только он касается их клешней или ногой, анемон мгновенно переходит в нормальное положение и оказывается на спине у краба, после чего ему остается только устроиться поудобнее.

Но, пожалуй, наиболее интересный случай сожительства краба с анемонами был зафиксирован не на рифе, а в Индийском океане, где был замечен крупный краб, на каждой клешне которого жил анемон; при появлении врагов краб энергично размахивал клешнями, давая возможность своим постояльцам пускать в ход грозные щупальца. В мирное время краб не гнушался отбирать у анемонов часть добываемой ими пищи; когда анемоны своими щупальцами поражали жертву и начинали передавать ее к ротовому отверстию, краб внимательно следил за этой процедурой и, если добыча казалась ему соблазнительной, спокойно снимал ее ногой с верхней площадки анемона. Подобное поведение выглядит не слишком благородным, учитывая услуги, которые оказывают крабу анемоны, но в какой-то мере эти потери компенсируются для анемонов возможностью совершать на крабе путешествие по таким богатым охотничьим местам, которых они при других обстоятельствах не увидели бы.

Крабы-пауки

В годы мировой войны лишний раз было установлено, какое большое значение в военном деле имеет маскировка. Артиллерийское орудие крупного калибра может быть обнаружено на далеком расстоянии, но если это же орудие разрисовать цветными пятнами, придающими ему сходство с окружающей местностью, оно может длительное время оставаться незамеченным. Пулеметы в боевой обстановке маскируются ветками и кустами, форма солдат обычно подбирается по характеру и природным особенностям театра военных действий. В непрерывной борьбе за существование, происходящей на рифе в течение многих веков, большинство животных в результате естественного отбора приобрели такую защитительную окраску, что иной раз их почти невозможно различить на фоне тех или иных предметов. Краб- паук, подобно некоторым другим видам крабов, не обладает надежной защитительной окраской, чаще всего его выдают длинные, тонкие ноги. Но этот краб словно сознает присущий ему недостаток и до такой степени накрывает себя всевозможными водорослями, лишайниками и другими характерными для морского дна предметами, что становится совершенно незаметным.

Несмотря на то, что крабы-пауки обитают во всех районах рифа, можно затратить месяцы в тщетных поисках хотя бы одного представителя этого вида - настолько искусно они умеют прятаться и маскироваться!

Не обеспечив этих крабов достаточной защитительной окраской, природа словно компенсировала свою оплошность, одарив крабов-пауков исключительно развитым инстинктом, позволяющим им собственными силами скрываться от многочисленных врагов. Крабы-пауки являются мастерами на всевозможные выдумки, их гибкие клешни служат своеобразными рабочими инструментами, ноги и спина покрыты густыми, загнутыми волосами, способными прочно удерживать положенные на них частицы и предметы, последняя пара (у некоторых крабов последние две пары) ног обладает исключительной подвижностью и служит для сбора и размещения на спине всевозможных растений и животных. Путешествуя по подводным садам рифа, краб отрывает куски водорослей, губок и подобных предметов, которые он прикрепляет затем к волосяному покрову на спине и ногах. Эта работа выполняется обычно с большой тщательностью; краб внимательно следит за тем, чтобы тот клочок сада, который он несет на себе, полностью соответствовал местности, на которой он в данный момент находится.

Самое интересное заключается в том, что большинство пересаженных растительных и животных организмов продолжает расти и развиваться в новых условиях, и сад на спине краба вскоре превращается в миниатюрный густой лес. Когда эта растительность начинает переваливать за края панциря, краб подрезает ее, доводя до нужных размеров. Иногда покров на спине краба становится таким плотным, что мешает животному свободно передвигаться, но краб терпит обычно до следующей линьки, во время которой он покидает старую оболочку и появляется в новой одежде. Сразу же после этого начинается маскировка новой оболочки краба, и частенько в качестве основы берутся растения и животные, находившиеся на только что оставленном панцире.

Спинки у некоторых крабов совершенно не имеют волос и эти крабы накрывают себя сверху целым куском губки или крупной раковиной. Если губка оказывается слишком большой, краб снимает ее со спины, подрезает до нужных размеров и снова кладет на место. О том, насколько чувствителен краб-паук ко всем изменениям местности, свидетельствует следующий эксперимент: краба, покрытого густым пучком водорослей, опустили в аквариум с губками. Краб немедленно начал срывать со спины водоросли и класть на их место куски губок.

Один из видов встречающихся на Большом Барьерном рифе крабов всегда находится на участках, поросших морскими водорослями халимеда, обладающими своеобразными плоскими стеблями. Тело краба так искусно замаскировано этими водорослями, что заметить его на таком участке удается лишь с большим трудом.

Для краба-паука характерны сравнительно небольшие размеры, и ширина его не превышает нескольких дюймов. Исключением является обитающий у берегов Японии гигантский краб, длина которого с вытянутыми ногами достигает двенадцати футов. Сравнительно крупные крабы с массивным туловищем, не относящиеся к крабам-паукам, встречаются в Бассовом проливе, отделяющем Тасманию от Австралии. Ширина панциря этого краба доходит иногда до шестнадцати дюймов, а вес его достигает тридцати фунтов. Есть основания полагать, что клешни этого краба могут раздробить человеку запястье.

Крабы-пленнаки

Одним из наиболее своеобразных крабов рифа является краб-пленник, добровольно обрекающий себя на заточение в коралловой колонии. Молодой краб выбирает себе углубление между ветвями кораллов и каким-то таинственным способом направляет рост и развитие коралловых ветвей; через некоторое время он оказывается замурованным в небольшое гнездо с многочисленными мелкими отверстиями, сквозь которые протекает вода, несущая с собой мельчайшие формы растительных и животных организмов - пищу для добровольного пленника.

В таких гнездах, однако, находятся только самки крабов; самцы, значительно уступающие своими размерами самкам, живут на свободе подобно другим видам крабов. Перед тем как ветви кораллов окончательно сомкнутся, самец навещает самку (вероятно для того, чтобы выяснить, как она устроилась в своем гнезде). Новорожденные крабы благополучно выскакивают на свободу через отверстия в стенах камеры. Обреченные на одинокую и замкнутую жизнь, самки до конца своих дней находятся в полной безопасности, в то время как самцам часто приходится сталкиваться со смертью лицом к лицу. Чем объяснить такой странный и непонятный образ жизни этих крабов? Вызывается ли это эгоистичностью самок, запирающихся в неприступную крепость и покидающих самцов на произвол судьбы, или, наоборот, коварством самцов, заманивающих самок в тесную келью для того, чтобы вести затем самим беспорядочную холостяцкую жизнь, не связанную какими-либо брачными узами? Читатель имеет возможность сам сделать необходимые выводы и заключения.

Коробчатые крабы

На рифе есть и еще один широко распространенный вид крабов, увидеть которых удается очень редко, так как они обычно полностью зарываются в песок и над поверхностью, подобно перископу подводной лодки, торчат одни лишь глаза на длинном тонком отростке. Если вытащить этого краба из песка и посадить его на берег, он отодвинется немного в сторону, не сводя пристального взора с человека, внезапно исчезнет под землей и на поверхности снова останутся одни лишь его глаза. При небольших размерах туловища краб обладает непропорционально крупными клешнями, которые он может складывать перед собой в форме правильного квадрата, напоминающего коробку. От этого, очевидно, и произошло название краба.

Краб-симулянт

Этот краб, которого очень трудно обнаружить, днем прячется обычно под коралловыми скалами. Если перевернуть один из камней, все укрывавшиеся под ним живые существа разбегутся, а на месте останется несколько мелких камешков, не представляющих с первого взгляда ни малейшего интереса. Но взяв один из этих камешков в руки, наблюдатель с изумлением замечает, что перед ним самый настоящий краб с плотно прижатыми к туловищу клешнями и ногами. Способность притворяться мертвым является одним из способов самозащиты, характерным для этого краба и часто спасающим его в трудную минуту. В случае необходимости этот краб может пролежать неподвижно, не шелохнув ни одним мускулом, в течение многих минут.

Гороховые крабы

Еще одной любопытной разновидностью крабов Большого Барьерного рифа является маленький гороховый краб с мягким, но упругим покровом, заканчивающимся со всех сторон ровными, закругленными краями. Этот краб часто встречается в скорлупе живых моллюсков, гребешков, жемчужниц и некоторых видов устриц. Расположившись вблизи ротового отверстия одного из этих животных, краб ловко перехватывает направляемую туда щупальцами или волосками пищу. У читателя сразу же может возникнуть мысль о том, что с появлением прожорливого нахлебника хозяин начинает голодать, но в действительности этого не происходит. Опыты показали, что моллюски и устрицы чувствуют себя так же хорошо, как и прежде, так как краб отбирает себе лишь наиболее крупные частицы, которые и без того были бы выброшены моллюском. Крошечные самцы также пробираются иногда в раковины моллюсков и устриц, чтобы напомнить гораздо более крупным и дородным самкам о своем существовании.

Саргассовые, или странствующие крабы

Временами, в особенности после сильного прибоя, на берегах можно увидеть маленького краба, не являющегося постоянным обитателем рифа. Это так называемый странствующий краб, получивший свое имя в связи с привычкой прикрепляться к водорослям, щепкам, различным плавающим предметам и совершать на них длительные плавания по поверхности океана, целиком и полностью отдаваясь на волю ветра и волн. Именно этот краб был обнаружен Колумбом в Саргассовом море, и появление его внушило морякам веру в скорое появление земли, что, вообще говоря, было основано на недоразумении. Благодаря наличию в том районе большого количества таких крабов они известны еще и под названием саргассовых крабов.

Плавающие крабы

Некоторые виды обитающих на рифе крабов могут быстро и легко плавать при помощи последней пары ног, несколько напоминающих своей формой весла. Два вида таких крабов встречаются довольно часто: эти крабы достигают больших размеров, и мясо их обладает превосходным вкусом. Один из них, гигантский мангровый плавающий краб, выкапывает глубокие норы диаметром более фута в песке или в разрушенных кораллах в непосредственной близости от мангровых зарослей. Присутствие таких крабов является бедствием для ловцов устриц, так как они истребляют устриц в огромных количествах, разбивая их раковины мощными клешнями.

Крабы Большого Барьерного рифа интересны не только своими особенностями и странными привычками, некоторые виды крабов, кроме того, и по-настоящему красивы. Такие крабы в большом количестве попадаются на ветвях мадрепоровых кораллов, и у островов группы Каприкорн почти на каждой оторвавшейся от колонии и прибитой волнами к берегу коралловой ветви можно обнаружить одного или нескольких крабов этого вида. Массивные большие клешни плавающих крабов обычно значительно крупнее, чем само туловище животного.

Одним из наиболее любопытных крабов рифа является так называемый краб-барометр. Название это связано с укоренившимся у местных жителей убеждением, что по плотности крупных красных пятен на спинке краба можно предсказать изменение погоды на ближайшее время. У этого краба на мягком лиловом фоне симметрично расположены одиннадцать красных пятен - четыре на задней части панциря, три близко друг к другу в середине и четыре попарно около глаз.

Враги крабов

Исключительная осторожность и большое количество защитных приемов, применяемых крабами в целях маскировки, позволяют сделать предположение, что многие морские животные, несмотря на твердую оболочку крабов, считают их достаточно легкой и выгодной добычей и что крабы вынуждены спасаться от многочисленных врагов. Злейшим врагом крабов является спрут. Притаившись в какой-либо щели, это хитрое и ловкое животное терпеливо дожидается той минуты, когда ничего не подозревающий краб подползет на достаточно близкое расстояние. Длинные щупальца молниеносно устремляются вперед, хватают сопротивляющегося краба своими присосками и тащат его ко рту. Я несколько раз был свидетелем борьбы между спрутом и крабом, каждый раз спрут выходил из этой схватки победителем, но мне так и не удалось установить, каким способом спрут убивает свою жертву. Клюв его, правда довольно большой, не является все же достаточным оружием для нанесения смертельного удара; я не сумел определить, как велика роль присосков в происходившей борьбе, но есть основания предполагать, что спрут парализует краба, вводя ему под панцирь ядовитое вещество, выделяемое слюнными железами спрута.

Некоторые крабы имеют и другого опасного врага, которым, как это ни странно, является один из их отдаленных родственников. Мельчайшие ракообразные прикрепляются к панцирю крупного краба и начинают высверливать в нем отверстие. Дойдя до мягкой ткани краба, крохотный паразит оставляет свою собственную оболочку в панцире краба и просачивается во внутренности животного. Закрепившись там, он постепенно пронизывает своими щупальцами все тело краба. Другая часть паразита проникает в нижнюю часть краба и во время ближайшей линьки образует в теле большую полость.

Крабы, пораженные этим паразитом, известным под названием саккулина, перестают расти и линять; внешний вид самок при этом почти не меняется, а самцы через некоторое время начинают походить на самок.

„Окрашенный“ омар

Из ближайших к крабам родственных типов наиболее крупными и примечательными жителями рифов являются омары. Поверхность их окрашена такими разнообразными рисунками и сочетаниями красок, что их называют обычно "окрашенными" омарами. Описать внешний вид омаров не представляется возможным, так как каждая особь имеет собственный неповторимый узор на спине. У омаров встречаются самые неожиданные сочетания голубого, розовато-лилового, пурпурного, зеленого, оранжевого, коричневого, красного и черного цветов, пересекаемые и усыпанные во многих местах затейливыми полосками и пятнами. Омары водятся на рифах в больших количествах, но обнаружить их днем очень трудно, так как они прячутся в щелях между кораллами на окраинах лагун. Заметить их можно благодаря тому, что из укрытия выглядывают тонкие, длинные усики. В одной лагуне при удачной охоте можно набрать пять-шесть омаров. Длина их составляет обычно около шестнадцати дюймов и мясо отличается превосходным вкусом.

Мантиевые креветки

Интересным родственником крабов является мантиевая креветка, или, как ее часто называют, мантиевый шримс. Это подвижное и свирепое животное получило свое название благодаря сходству когтей с коготками на лапках богомола в мантии - хищного насекомого, обитающего в кустах и лесах Австралии. Длина мантиевой креветки достигает девяти дюймов, но на рифе чаще всего попадаются мелкие представители этих животных. Мантиевые креветки выкапывают норы в песке или в трещинах между кораллами. Цвет этих животных колеблется от тускло-коричневого или черного до мягкого и приятного бледно-желтого и светло-зеленого; поверхность многих из них покрыта живописными пятнами и полосами, большие, длинные разноцветные клешни отливают иногда ярким блеском. Встречаются такие экземпляры, у которых багряно-красные концы клешней почти без всякого перехода примыкают к лазурно-голубому основанию. Когти животного могут складываться наподобие лезвий перочинного ножа; у некоторых видов когти оканчиваются острыми и тонкими, как иголки, отростками, у других края соответствующих пар когтей снабжены длинными, искривленными, заостренными зубами.

Клешни, или когти, мантиевой креветки используются в качестве основного оружия для добывания пищи. Обладая огромной для своих размеров силой, эти когти действуют с молниеносной быстротой. Когда однажды, желая сфотографировать лежавшую в миске с водой шестидюймовую мантиевую креветку, я осторожно дотронулся до нее стеклянной палочкой, пытаясь слегка повернуть, последовал мгновенный удар - и палочка вылетела из моих рук. Помещенная в стеклянную пробирку со спиртом, мантиевая креветка начинает с такой силой наносить удары по ее стенкам, что во многих случаях пробирка разлетается на куски. При попытках взять ее в руки мантиевая креветка может причинять довольно глубокие, долго не заживающие раны, благодаря чему на Бермудах и в Вест-Индии эти животные получили длинное название "порезанный большой палец". Но даже если бы они не обладали такими опасными когтями, мантиевых креветок все равно было бы трудно ловить, так как при появлении человека они с большой скоростью и проворством бросаются наутек, непрерывно меняя направление своего движения, и быстро скрываются в какой-либо трещине или норе.

Мантиевые креветки питаются преимущественно рыбой и креветками (рыбаки Нового Южного Уэльса называют их убийцами креветок), а также находящимися в процессе линьки крабами. Обычно мантиевая креветка лежит в засаде в своем убежище, готовая в любое мгновение наброситься на беспечно проплывающую мимо добычу.

У большинства крабов и их родственников отходящие от живота перьеобразные ноги предназначены главным образом для откладывания яиц. Мантиевая креветка в этом отношении является исключением, так как нижняя пара ног у нее выполняет в основном функции дыхательных органов.

Кричащие клешневые креветки

В мелкой воде, чаще всего на заболоченных участках, можно услышать громкий скрежещущий звук, словно от трения клешней крупного краба или от лопнувшей раковины. Источник звука обнаруживается обычно с большими трудностями, так как мало кому приходит в голову, что весь этот шум поднимает маленькая креветка Alpheid, известная под более распространенным названием клешневой креветки. Несмотря на свои малые размеры, она обладает парой массивных и длинных клешней, резкое столкновение которых производит громкий щелчок, то и дело оглашающий тишину болота.

Усоногий рак

Пожалуй, наиболее своеобразным из всех близких крабам животных, с первого взгляда не имеющим с крабом ничего общего ни по внешнему виду, ни по строению, является усоногий рак. Неподвижный образ жизни и покрывающие его тело плотные чешуйчатые пластинки придают ему большое сходство с моллюском, за которого его часто и принимают. Изучение внутреннего строения и развития животного показывает, однако, что оно стоит ближе к крабам и является их отдаленным родственником.

Конусовидный усоногий рак, обитающий обычно на скалах прибрежной полосы, редко встречается в районе рифа, но представителя другого вида - морскую уточку часто можно обнаружить на берегах островов и рифов. Эти животные прикрепляются к различным плавающим предметам: доскам, обломкам, вместе с которыми их и выносит на берег морской прибой. Твердые коричневые отростки поднимаются более чем на фут над поверхностью, а тело усоногих раков покрыто плоскими бледно- голубыми пластинками. Приоткрывая эти пластинки, животное выбрасывает наружу множество изогнутых конечностей, энергично подбирающих все пригодные для пищи предметы и кусочки и втаскивающих их в ротовое отверстие.

Название "морская уточка" появилось в результате господствовавшего в Англии вплоть до восемнадцатого века убеждения в том, что именно эти раки являются зародышами перелетных птиц, каждую осень прилетающих к берегам Англии из далекой Арктики. Эта теория как будто бы даже подкреплялась тем обстоятельством, что птицы и усоногие раки появлялись в одно и то же время, так как последние тоже выносились на берег в огромных количествах осенью, в период штормов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU

© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://aqualib.ru/ "AquaLib.ru: 'Подводные обитатели' - библиотека по гидробиологии"