предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава пятая. Виды кораллов

В районе Большого Барьерного рифа можно обнаружить несколько сот различных видов кораллов. Это многообразие создает большие трудности при попытках провести какую-то классификацию кораллов. Отдельные кораллы при различных обстоятельствах принимают различные формы, иногда резко отличающиеся друг от друга. Так, одна и та же разновидность кораллов в тихих заводях имеет форму широких, раскидистых ветвей, а в условиях морского прибоя растет плотными, концентрированными колониями с узорной инкрустацией и небольшими утолщениями на наружной поверхности.

Трудности при определении вида кораллов связаны не только с многочисленностью этих видов, но и с тем, что один и тот же коралл в разное время выглядит по-разному. Выше уже говорилось о том, что полипы размещаются в небольших твердых ячейках. Обладая способностью сжиматься и разжиматься, полипы в дневное время полностью исчезают в ячейке и на поверхности виднеется лишь небольшое ротовое отверстие коралла, а ночью они расширяются за пределы своей оболочки, выбрасывая во все стороны многочисленные щупальца. Вследствие таких изменений коралловый риф редко представляется взору наблюдателя в одинаковом виде. В моменты расширения полипов коралловая колония напоминает небольшой сад, поверхность которого покрыта крохотными зелеными, голубыми и желтыми звездообразными цветами. Когда же полипы сжимаются, поверхность колонии представляет собой неровный бугор, испещренный бесчисленными выступами, впадинами, щелями и извилинами: даже цвет кораллов в это время совершенно не похож на тот, каким он был несколько часов назад.

В связи с этим практически не представляется возможным хотя бы бегло описать все многочисленные разновидности кораллов, да это, пожалуй, и не доставило бы читателю большого удовольствия. Поэтому далее в основном будут даны лишь общие характеристики наиболее интересных и наиболее распространенных групп коралловых образований.

Встречающиеся в районе Большого Барьерного рифа твердые кораллы можно разделить на более тонкие и хрупкие, чаще всего ветвящиеся образования, такие, например, как мадрепоровые кораллы, и массивные, плотные, скалистые кораллы, представителями которых являются так называемые мозговые или мендриновые кораллы.

Наиболее широко распространенными, встречающимися почти во всех районах Большого Барьерного рифа, являются мадрепоровые, или роговые, кораллы. Название свое они получили из-за характерного расположения ветвей и отростков, напоминающего рога оленей. Их беспорядочно ветвящаяся поросль принимает обычно форму небольших раскидистых деревьев, хотя в некоторых случаях они растут и в виде отдельных плотных групп низко подстриженных кустарников. Чаще всего мадрепоровые кораллы встречаются на мелком и ровном дне, особенно быстро развиваясь на участках, где во время отлива они продолжают оставаться под водой.

Мадрепоровые кораллы обладают, пожалуй, наиболее красивой окраской и расцветкой. Иногда вся колония может быть окрашена одним цветом - голубым, темно-зеленым, бледно-лиловым, пурпурным, красным, розовым, светло-зеленым, коричневым, желтым с самыми различными оттенками и сочетаниями; часто верхушки ветвей окрашены совершенно иным цветом, чем их основания, создавая необычный и красивый контраст. Так, ярко-зеленые ветви оканчиваются лиловыми верхушками, бледно-желтые основания окаймляются ярко-розовой бахромой, светло-коричневый цвет сочетается с бледно-голубым, кроваво-красный с лимонно-желтым; можно привести еще десятки и сотни подобных комбинаций цветов, встречающихся в коралловых колониях.

Ломкие и хрупкие мадрепоровые кораллы легко подвергаются разрушению во время бурь и ураганов, поэтому в северных районах Большого Барьерного рифа, где чаще свирепствуют шторм и непогода, дно заливов с наветренной стороны многих островов на несколько футов в глубину и на несколько ярдов в ширину покрыто останками погибших мадрепоровых кораллов: такие полосы тянутся иногда на несколько сот ярдов.

Совершенно иначе выглядят более массивные и прочные кораллы, наиболее типичными представителями которых являются мозговые кораллы. Эти кораллы образуют обычно крупные глыбы, достигающие иногда десяти-двенадцати футов в диаметре, и не боятся сравнительно больших глубин, развиваясь на поверхности дна на расстоянии до нескольких морских саженей от уровня моря. Поверхность таких кораллов в периоды, когда полипы сжимаются и исчезают в своих ячейках, кажется голой и безжизненной, хотя ее и разнообразят многочисленные ямки, бугры, извилистые и запутанные щели и узоры. Преобладающим у этих кораллов является коричневый цвет, хотя встречаются и сочетания его с ярко-зеленым цветом. Мозговые кораллы можно обнаружить в любом районе Большого Барьерного рифа, название свое они получили в связи с тем, что сеть извилин и бугорков на их поверхности создает поразительное сходство с поверхностью коры головного мозга человека.

Еще более плотной и твердой структурой обладают встречающиеся почти возле каждого рифа кораллы, известные под названием поритов. В тех случаях, когда их развитие происходит без каких-либо ограничений, они образуют колонии, напоминающие своими очертаниями небольшой купол. Находясь на поверхности рифов или на дне лагун, обнажаемых во время отливов, эти колонии быстро разрушаются, принимая форму обширной круглой платформы с приподнимающимися кверху краями. Только кораллы, находящиеся на краях платформы, остаются в живых и сохраняют живописную окраску, основание же образовавшейся чаши состоит из мертвых кораллов. Последующее развитие такой колонии сводится к тому, что продолжают расти края чаши, все более и более расширяя ее диаметр. Во многих случаях на поверхности погибшей коралловой колонии начинает расти новая платформа, и в конце концов коралловый риф складывается из нескольких расположенных друг над другом чаш, крупнейшей из которых является нижняя, несущая на себе все остальные. При этом диаметр каждой последующей платформы меньше поддерживающей ее снизу опоры.

Диаметр отдельных колоний поритов может достигать двадцати футов, цвет их живых краев чаще всего бывает бледно-лиловый, щупальца их имеют обычно равномерную зеленовато-серую окраску.

В тихих заводях, защищенных от действия морского прибоя, часто можно обнаружить на дне залива отдельно растущие грибовидные кораллы. Круглая или слегка овальная поверхность этих коралловых колоний редко достигает размеров обеденного блюда. Нижняя плоская часть грибовидных кораллов плотно прилегает к дну лагуны, а верхняя выпуклая поверхность состоит из большого количества тонких вертикальных пластинок, сходящихся в центре круга. Такое строение очень напоминает нижнюю поверхность шляпки многих видов грибов, что и определило название этих кораллов.

В то время как ветвящиеся кораллы и более массивные виды твердых кораллов поселяются большими колониями, состоящими из сотен и тысяч отдельных организмов, грибовидный коралл представляет собой единое целое и является самостоятельным живым организмом. В каждом таком грибовидном образовании находится только один полип, а радиальные пластинки являются местом, где зарождается и развивается следующее поколение кораллов. Эти пластинки можно как следует рассмотреть только при помощи лупы.

У некоторых видов грибовидных кораллов имеются толстые, плотные щупальца, поднимающиеся на два-три дюйма над поверхностью коралла, но большинство этих кораллов обладает тонкими и короткими щупальцами. Окраска грибовидных кораллов колеблется в основном между различными оттенками зеленого и коричневого цветов, в отличие от остальных видов кораллов эта же окраска сохраняется и в те периоды, когда щупальца полипа втягиваются внутрь, обнажая поверхность коралла.

Способ размножения грибовидных кораллов при помощи яйцеклеток и сперматозоидов почти не отличается от размножения остальных кораллов. Но, кроме этого, грибовидные кораллы размножаются еще и другим способом, представляющим значительный интерес. От поверхности основного коралла кверху начинает подниматься тонкий отросток со шляпкой на конце, напоминающий растущий в лесу грибок. Когда диаметр этого грибка достигает одного-полутора дюймов, шляпка отрывается от своего основания и прикрепляется к одному из близлежащих ровных участков дна, а на вершине отростка начинает образовываться новая шляпка.

Следующая группа кораллов имеет много общего с твердыми или скалистыми кораллами, но отличается такими ярко выраженными особенностями формы и структуры, что ее объединяют в отдельный класс, известный под названием альционарий. За редкими исключениями, представители этого класса лишены способности выделять клейкую массу для создания твердой оболочки. Кораллы этой группы известны в литературе под названием "мягкие кораллы". По внешнему виду мягкие кораллы существенно отличаются от твердых, и это отличие обычно можно обнаружить с первого же взгляда. Другим признаком, по которому можно безошибочно определить мягкие кораллы, является наличие у них восьми длинных, зазубренных щупалец.

Мягкие кораллы в больших количествах встречаются почти во всех районах Большого Барьерного рифа. Участки морского дна, обнажающиеся в период отлива, часто покрыты многочисленными колониями этих кораллов, вытесняющими представителей различных видов твердых кораллов. Мягкие кораллы могут поселяться на поверхности твердых кораллов, заглушая и подавляя их. Колонии мягких кораллов имеют самые различные размеры, среди них также встречаются ветвящиеся образования. Некоторые из этих колоний обладают довольно приятными формами и окраской, но наиболее крупные колонии, диаметр которых может достигать нескольких футов и даже ярдов, обычно некрасивы и производят подчас отталкивающее впечатление: поверхность их напоминает грубую кожу, смазанную каким-то липким и клейким веществом.

И среди мягких кораллов преобладающими являются различные оттенки зеленого и коричневого цветов, реже встречается бледно-розовая или голубовато-серая окраска. Большинство мягких кораллов прикрепляется к коралловым скалам и рифам при помощи коротких мясистых отростков. Эти отростки присасываются ко дну, к поверхности рифов или каких-либо других предметов. В раннем периоде своего развития мягкие кораллы несколько напоминают своей формой грибы, но с течением времени шляпка коралла расширяется, края ее загибаются, появляются многочисленные изгибы и наслоения и вся колония принимает самые неожиданные формы и очертания. Поверхность коралла испещрена многочисленными мелкими отверстиями, в которых обитают полипы. Когда полипы выбрасывают наружу свои щупальца, вытягивая их в поисках добычи, общее впечатление от коралловой колонии меняется, и поверхность ее немного напоминает картину миниатюрного сада.

Края крупных колоний мягких кораллов принимают подчас самые причудливые очертания. Там легко можно встретить прямые или изогнутые пальцеобразные отростки, фантастические складки и нагромождения, листья и цветы необычных форм, изображения ног животных и даже хобота слона.

Мягкие кораллы малых размеров, такие, как, например, Xenia, в отличие от более крупных своих сородичей обладают не только красивыми и четкими формами, но и значительно более приятной окраской, от бледной голубовато-серой до светло-лиловой. Полипы этого вида лишены способности сжиматься, и щупальца их постоянно находятся на поверхности, образуя своеобразную густую поросль на вершине широкого цилиндрического стержня.

Не все виды альционарий, однако, являются мягкими и рыхлыми. Среди них имеются два вида, создающие из клейкого вещества прочные и устойчивые каркасы, очень похожие на образования твердых кораллов. Одним из этих видов является обыкновенный трубчатый или органо-трубчатый коралл, другой вид известен под названием голубого коралла. Оба эти вида имеют по восемь остроконечных щупалец, характерных для всех альционарий.

Остов трубчатого коралла состоит из параллельных вертикальных трубок, скрепленных в нескольких местах на неравном расстоянии друг от друга перпендикулярными пластинами. Трубки отделены друг от друга свободными прокладками, ширина которых примерно соответствует диаметру самих трубок. Такая структура коралла, напоминающая устройство органа, определила и его не совсем обычное название. Сверху коралл оканчивается куполообразным закруглением, весь остов имеет обычно ярко-красный цвет. Когда населяющие коралловую колонию полипы расширяются (а этот вид кораллов наряду с ночным ведет и дневной образ жизни), поверхность остова покрывается плотной зеленой или зеленовато-коричневой мантией.

Другой вид твердых альционарий - голубой коралл, встречается значительно реже. В отличие от трубчатого коралла, в равной мере приспосабливающегося и к коралловым отмелям и к сравнительно большим глубинам, голубой коралл живет только в таких местах, где он постоянно находится под водой, за исключением коротких периодов отлива в весеннее время. Голубые кораллы в основном попадаются в северной части Большого Барьерного рифа, в особенности в районе Торресова пролива. Растут они в виде тесно примыкающих друг к другу неровных вертикальных пластин от одного до двух футов высотой. Снаружи эти пластины кажутся окрашенными в тусклый голубовато-серый цвет, но если посмотреть на них с внутренней стороны, они поражают зрителя яркой, сверкающей лазурью. Общим у трубчатых и у голубых кораллов является то, что их каркасы еще долго после смерти полипов сохраняют свою сочную красную и голубую окраску.

Широко распространенные мадрепоровые кораллы подразделяются на два основных типа - горгониды и антипафарии. По своей форме эти кораллы с многочисленными ответвлениями и отростками очень похожи на кусты с опавшими листьями, а их гибкость и податливость еще более усиливают это сходство.

Оба типа этих кораллов прежде всего отличаются друг от друга расположением своих ветвей: у горгонидов они находятся в одной плоскости, беспорядочно расходясь по сторонам подобно раскрытому, но оборванному вееру, в то время как у антипафарий они растут в различных местах и на разных высотах. Наиболее распространенным среди горгонидов является коралл ярко-красного цвета. Поверхность горгонид усеяна многочисленными отверстиями, в которых находятся отдельные полипы; когда полипы расширяются, у каждого отверстия можно обнаружить по восемь зазубренных щупалец, напоминающих щупальца альционарий, но только значительно меньших размеров, бесцветных и почти прозрачных.

Наиболее распространен среди антипафарий черный цвет. Кораллы этого типа, несмотря на некоторую рыхлость, отличаются исключительно плотной структурой: другой их характерной особенностью является то, что полипы этих кораллов имеют лишь шесть щупалец. Антипафарии часто привлекают к себе устриц, присасывающихся к поверхности кораллов пальцеообразными наростами.

Мадрепоровые кораллы встречаются почти исключительно на больших глубинах за основной полосой рифов: их часто вытаскивают на поверхность искатели жемчуга или они попадают в сети для ловли устриц. Хрупкие и нежные мадрепоровые кораллы даже на значительных глубинах не выдерживают свирепствующих на поверхности моря штормов, и после каждой бури волны выбрасывают на берег сорванные со своих мест обломки. Иногда на берегах южных морей случайно можно обнаружить выброшенные прибоем кораллы, состоящие из ветви, где белые слои затвердевшей клейкой массы чередуются с узкими полосками плотного черного рогового вещества; такие ветви напоминают нанизанные поочередно на нитку белые и черные бусинки, спрессованные затем вместе.

Широко распространенные в продаже красные кораллы относятся к альционариям, и их добывают в больших количествах в Средиземном море. Подобно описанным выше черным мадрепоровым кораллам, они обладают достаточной плотностью и почти так же легко поддаются полировке, как лучшие породы мрамора.

Враги и союзники кораллов

Судя по широкому распространению и большому количеству кораллов, напрашивается естественный вывод, что кораллы отличаются огромной жизнестойкостью. В действительности, однако, дело обстоит не совсем так, и кораллы скорее можно отнести к типу нежных и чувствительных организмов. Для своей жизнедеятельности кораллы требуют сочетания целого ряда необходимых условий: они не должны появляться на открытом воздухе, подвергаться действию морского прибоя, температура воды должна быть достаточно высокой, плотность воды должна постоянно сохраняться на одном уровне, не подвергаясь влиянию береговых рек и ручьев, в воде не должно быть ила и каких-либо осадков, загрязняющих поверхность кораллов, свет должен беспрепятственно проникать к месту расположения коралловой колонии, в воде должно быть достаточное количество пищи и кислорода. Только при этих условиях кораллы могут развиваться быстро и размножаться в больших количествах. Но при нарушении любого из этих условий рост и развитие кораллов немедленно прекращаются и они обречены на вымирание. Коралл, прикрепляясь к рифу, сразу же выделяет мутную слизь; если его удалить оттуда и поместить в сосуд с морской водой, все та же мутная слизь, выделяемая кораллом, очень быстро отравляет воду, и через короткое время коралл погибает.

Кораллы не выдерживают длительного пребывания на воздухе, и когда риф поднимается на такую высоту, что вода не покрывает их даже во время прилива, верхние ветви и отростки кораллов быстро отмирают.

Восприимчивость различных видов кораллов к появлению на их поверхности осадков не одинакова и во многом зависит от их способности удалять эти осадки. Те кораллы, которые не могут снимать со своей поверхности посторонние осадки, в небольших количествах содержащиеся даже в самой чистой воде, через некоторое время погибают от нехватки кислорода. Находясь в неподвижном состоянии и не имея возможности менять свое местонахождение, кораллы вынуждены каким-то способом снимать со своей поверхности посторонние предметы. Поверхность большинства кораллов покрыта огромным количеством мельчайших волосков, находящихся в непрерывном движении. Движения эти направлены таким образом, что всевозможные песчинки и другие осадки постепенно перемещаются к краю коралла, откуда они и падают вниз. Подобные процессы особенно удобно наблюдать у грибовидных кораллов. Даже в тех случаях, когда количество осадков очень велико, энергичное и быстрое движение волосков постепенно перебрасывает все посторонние предметы к краю, и через короткое время вся поверхность коралла снова оказывается чистой. Но грибовидным кораллам угрожает и другая опасность: прикрепляясь обычно к песчаному дну на мелководье, коралл рискует вскоре быть засыпанным песком. Однако и для борьбы с этой опасностью у грибовидных кораллов также есть свое противоядие: по мере того как поднимается уровень песчаного дна, коралл при помощи сильных ударов своих волосков немного приподнимается кверху и вскоре снова оказывается на песчаной поверхности.

У кораллов со слабо развитыми щупальцами, не обеспечивающими полипу достаточного поступления пищи, волоски служат главным образом для отыскания крохотных частичек пищи и направления их в ротовое отверстие. У других кораллов волоски могут выполнять двоякие функции: они могут быстрыми колебаниями подталкивать пищу к центру, к ротовому отверстию, и в случае необходимости отбрасывать ненужные осадки к краю коралла.

Бури и ураганы производят страшные опустошения в коралловых колониях, оказывающихся в сфере их действия. Удары волн ломают и разбивают ветвящиеся кораллы на больших площадях, а более прочные и массивные коралловые колонии отрываются от дна и перебрасываются с места на место. Разрушения и опустошения сопутствуют каждой буре, иногда в результате промчавшегося урагана в течение одной ночи погибают целые коралловые рифы.

Следы действий штормов и ураганов можно обнаружить на каждом рифе, открывающемся во время отлива. С наветренной стороны большие коралловые валуны оказываются вынесенными на поверхность рифа; большинство из них образует большие завалы перед гребнем рифа, но отдельные коралловые камни могут быть обнаружены и в двухстах-трехстах ярдах позади него. Все эти валуны когда-то были большими цветущими поритами или мозговыми кораллами, находившимися на наружном склоне рифа; во время одной из бурь волны легко сорвали их с места и выкатили на поверхность, где они быстро погибли, очутившись на открытом воздухе. Высыхая, эти валуны обычно теряют свои округленные очертания, на их поверхности появляются многочисленные трещины, впадины, острые рубцы и края, на многих из них начинает подниматься низкорослая, плотная, черная растительность, напоминая издали лишай на голой каменистой поверхности.

Но кораллы страдают не только от прямого воздействия бушующих волн. В тропическом поясе, где обычно развиваются кораллы, часто идут обильные дожди. Осадки выпадают иногда в таких больших количествах, что на некоторое время концентрация соли в прилегающих к поверхности слоях морской воды резко снижается за счет стремительного притока масс пресной воды. Такая перемена также может оказаться губительной для кораллов, не выдерживающих пресной воды. Иногда в каком-либо районе неожиданно появляются большие количества растворенного в воде ила и песка. Оседая на поверхности кораллов, они создают слишком большую нагрузку на маленькие слабые волоски полипов и тогда коралловые колонии быстро погибают от удушья.

Влияние пресной воды особенно остро чувствуется в районах, прилегающих к устьям рек около восточного побережья Квинсленда. В периоды паводка реки выбрасывают в море большое количество пресной воды и ила, оседающего плотным покровом на дне моря на многие мили в окружности. В этих условиях у кораллов сохраняется мало шансов на спасение. Но наибольшие разрушения коралловым колониям приносят ураганы. Еще вчера путешественник наслаждался видами цветущих и красочных коралловых садов, а сегодня после пронесшейся бури на этом месте валяются исковерканные остатки разрушенных кораллов, и взору открывается мрачная и безрадостная картина кораллового кладбища.

Жизнь кораллов, как и жизнь любого другого организма, представляет собой картину долгой и упорной борьбы за существование; непрерывное развитие в высоту и в ширину, строительство все новых и новых ячеек, закрепление достигнутых завоеваний, распространение рифов на новых участках морского дна - таковы основные этапы этой борьбы. И в конце концов кораллы побеждают - правда, не без помощи некоторых союзников. Без этой помощи маленькие, хрупкие кораллы, единственный шанс на спасение у которых заключается в том, чтобы своевременно объединиться и закрепиться в тесном содружестве себе подобных, почти неминуемо погибли бы под ударами волн и натиском моря. Есть основания полагать, что сама концентрация соли в морской воде в какой-то степени способствует химической реакции соединения и цементирования прилегающих друг к другу кораллов. Другими союзниками кораллов являются мельчайшие морские водоросли, притягивающие и объединяющие разрозненные ячейки в единое целое. В этом отношении большое значение для образования коралловых колоний имеет коралловая водоросль, известная под названием нуллипоры. Эта водоросль выделяет такое же прочное, клейкое вещество, как и сами полипы: обычно нуллипоры окаймляют сплошным покровом края рифов, словно составляя с ними единое целое. Водоросли могут нарастать на кораллах несколькими тонкими слоями, и такая подушка предохраняет коралловую колонию от самых сильных ударов бушующего моря.

Большую роль в образовании коралловых рифов играют мириады крохотных одноклеточных существ - фораминиферы, встречающиеся не только в районах распространения рифов, но практически почти во всех морях и океанах. Заползая в щели и трещины, они постепенно затягивают и цементируют их, объединяя разрозненные коралловые колонии и образования в сплошную полосу рифов.

При помощи этих союзников кораллы расширяют и закрепляют свои владения. Но борьба за существование не прерывается ни на мгновение, так как, помимо ветров и дождей, приносящих кораллам смерть и разрушение, имеются и животные, причиняющие им большой вред. Раковины и прочие двустворчатые высверливают в них отверстия, морские ежи устраивают свои гнезда в коралловых рифах, всевозможные черви прогрызают трубчатые каналы и ходы, оборудуя себе жилища.

Коралловые скалы

Чем объяснить наличие около большинства островков, состоящих из кораллового песка, длинной полосы твердых коралловых скал? Окаймляющая берег полоса скал имеется почти у каждого острова, состоящего из давно уже погибших и разрушившихся кораллов. Так, например, у острова Герон сплошная полоса скалистых рифов протянулась на несколько сот ярдов вдоль южного берега примерно на равном расстоянии от верхней и нижней границы заливаемого приливом участка лагуны. По всей вероятности, когда-то на месте этой полосы находилась плотная масса кораллов толщиной в несколько футов; в настоящее время поперечные и косые выемки разделили сплошную полосу рифов на несколько отдельных крупных блоков, основания которых еще соединяются между собой. Внутренние склоны этой скалистой полосы, образовавшейся в результате затвердения кораллового песка, плавно соединяются с песчаным берегом острова. В периоды проливных дождей потоки воды обрушивались на остров и, стекая в море, уносили с собой растворенную клейкую массу. Невдалеке от берега эти осадки опускались на песчаное дно, а во время отлива, быстро подсыхая под жаркими лучами тропического солнца, клейкое вещество цементировало и объединяло отдельные песчинки, превращая их в прочные глыбы. После каждого сезона дождей около берега появлялось все больше и больше таких камней, пока, в течение, быть может, многих десятилетий и столетий, не образовалась сплошная твердая поверхность толщиной в несколько футов. Но параллельно с этим процессом дожди и волны разрывали скалистую цепь, создавая проливы и каналы различной ширины и глубины. Около отдельных островов такие каналы разорвали полосу скал во многих местах, оставив над поверхностью большое количество беспорядочно разбросанных плоских валунов. Такую картину, например, можно увидеть у берегов острова Вильсон (группа Каприкорн).

Скорость развития кораллов

Несмотря на то что опыты по определению скорости развития кораллов проводились пока в ограниченных масштабах, можно с уверенностью утверждать, что кораллы развиваются и размножаются с большой быстротой. Однажды ученый Сэвиль Кент произвел контрольные замеры нескольких крупных кораллов у острова Терсдей. Когда через двадцать три года были произведены повторные измерения этих же кораллов, обнаружилось, что диаметр мозговых кораллов увеличился с тридцати до семидесяти четырех дюймов, а диаметр колонии поритов - одного из наиболее плотных кораллов - увеличился с девятнадцати футов до двадцати двух футов и девяти с половиной дюймов.

По материалам проводившихся в Индийском океане опытов были произведены вычисления, установившие, что для образования рифа высотой в восемьдесят семь футов потребуется около тысячи лет. Аналогичные расчеты, проделанные в районе островов Самоа в Тихом океане, привели к выводу, что за тысячу лет образуется коралловый риф высотой в восемьдесят один фут. Однако ни в одном из этих расчетов не вносилась поправка на гибель кораллов из-за разрушительного действия бурь и других стихийных бедствий.

В результате серии опытов, проведенных в районе острова Лоу, английской экспедиции по изучению Большого Барьерного рифа удалось установить, что в некоторых случаях кораллы развиваются с исключительной быстротой и иногда в течение каких-нибудь шести месяцев почти удваивают площадь своей колонии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU

© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://aqualib.ru/ "AquaLib.ru: 'Подводные обитатели' - библиотека по гидробиологии"