предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава третья. Тысяча двести миль кораллов

Большой Барьерный риф у берегов Австралии является крупнейшим коралловым образованием в мире. Длина его составляет примерно 1250 миль, а площадь - 80 800 квадратных миль. Вся эта огромная территория усеяна неисчислимым количеством коралловых рифов, островков и мелей, значительная часть которых никогда не наносилась на карту. Расстояние этих островков от австралийского побережья колеблется между десятью и ста пяти- десятью милями и в среднем составляет двадцать-тридцать миль. На севере Большой Барьерный риф доходит почти до берегов Новой Гвинеи, к югу он протянулся до Брейксиспит, чуть севернее мыса Санди: таковы северная и южная границы района коралловых образований. Строго говоря, сам Большой Барьерный риф оканчивается где-то к югу от рифов Суэйн, дальше до Брейксиспит море покрыто беспорядочно разбросанными коралловыми рифами и островками. Самый южный из них - остров леди Эллиот имеет в окружности около полумили и на самой высокой его точке расположен маяк. Немного дальше к северу три небольших островка образуют группу Банкер, а еще дальше находится следующая группа островов, получившая название группы Каприкорн. На маленьком песчаном рифе Северном - действительно самом северном острове из группы Каприкорн - находится маяк, облегчающий судоходство по каналу Каприкорн, отделяющему риф Северный от рифов Суэйн. Этот канал, ширина которого составляет около шестидесяти миль, имеет глубину от семидесяти до тридцати морских саженей и гораздо удобнее для судоходства, чем пролив около австралийского побережья, средняя глубина которого равна двадцати морским саженям.

Покидая Брисбен, суда обычно направляются к северу мимо расположенных южнее рифа Северных островов, входят в канал Каприкорн и плывут по нему в северо-западном направлении в сторону австралийского побережья до тех пор, пока не достигнут мыса Йорк. Этот судоходный канал в полосе рифов носит название Австралийского Большого Канала.

Рифы Суэйн состоят из большого количества коралловых рифов и островков, большинство которых не обозначено на карте. Обращенный к морю край рифов удален от побережья почти на сто пятьдесят миль, ширина полосы рифов равна сорока-пятидесяти милям. От северного края рифов Суэйн полоса коралловых образований тянется к северо-западу; на первых порах она изобилует многочисленными разрывами, широкие каналы часто пересекают ее, отделяя один коралловый островок от другого; но по мере продвижения к северу температура воды повышается, длина рифов возрастает, количество каналов сокращается, а ширина их резко уменьшается. Постепенно полоса рифов все ближе и ближе подходит к австралийскому побережью: напротив Таунсвилла наружный край рифа отстоит от берега на пятьдесят миль, около Кэрнса это расстояние сокращается до двадцати миль, а в районе мыса Мелвилл оно не превышает десяти миль. В течение последующих ста пятидесяти миль рифы идут параллельно берегу, после чего круто поворачивают к северу, в то время как береговая полоса по-прежнему тянется к северо-западу. У северной оконечности Австралии - мыса Йорк полоса рифов снова уходит к востоку более чем на восемьдесят миль от берега.

К северу от мыса Йорк коралловые образования Большого Барьерного рифа снова начинают пересекаться широкими проливами и каналами и окончательно теряют свои очертания у пролива Флиндерс, к северо-востоку от островов Марри. За проливом Флиндерс отдельные, беспорядочно разбросанные коралловые рифы встречаются почти до самых берегов Новой Гвинеи, но они уже не образуют сплошную полосу и не являются больше единым целым. Западная граница Большого Барьерного рифа проходит северо-западнее полуострова Кейп-Йорк вдоль группы небольших, но высоких островков в Торресовом проливе, крупнейшими из которых являются острова Принца Уэльского, Терсдей и Баду. Район коралловых рифов в Торресовом проливе напоминает самый южный участок Большого Барьерного рифа и состоит из огромного количества мелких коралловых островков и мелей, отделенных друг от друга извилистыми проливами и каналами.

Таким образом, можно сделать вывод, что Большой Барьерный риф не является фактически непроходимым барьером: почти сплошной полосой он протянулся лишь в северной своей части, далее к югу количество и ширина Проливов заметно увеличиваются, а южнее широкого пролива Каприкорн островки и рифы расположены в живописном беспорядке на значительном расстоянии друг от друга.

Большинство отдельных коралловых образований, находящихся с наружной стороны Большого Барьерного рифа, во время прилива оказываются под водой и лишь немногие из них полностью выступают над поверхностью в периоды отлива. Эта стена коралловых рифов является надежной защитой от океанского прибоя. В течение девяти месяцев в году в этом районе дуют устойчивые юго-восточные пассаты, обрушивая на край кораллового рифа могучие океанские валы. Но колонии кораллов выдерживают этот мощный натиск, не пропуская волны в глубь покрытого рифами моря, и только ветру удается слегка волновать его обычно ровную и спокойную поверхность.

Плавая в районе Большого Барьерного рифа, мы часто наблюдали за тем, как большие валы с шумом обрушивались на край рифа, поднимая тучи кипящей белой пены; с первого взгляда это красивое зрелище казалось таинственным и непонятным, так как волны разбивались о невидимые под водой коралловые скалы, рассыпаясь на одном и том же месте с удивительным постоянством. Но хотя в районе рифов море почти всегда спокойно, плавание по нему отнюдь не является таким уж безопасным. От Кейп-Йорка до Каприкорна и от восточной границы рифов до самого берега море усеяно огромным количеством островков и мелей, и только очень маленькие суденышки чувствуют себя в этом лабиринте более или менее спокойно.

Подводные коралловые рифы встречаются в самых неожиданных местах, и для того, чтобы провести судно в этих водах, лоцман должен обладать превосходной памятью и большим опытом.

К счастью, рифы не подходят к самому берегу, в противном случае плавание к северу на пассажирском пароходе было бы совершенно невозможным. Западная граница Большого Барьерного рифа состоит из большого количества скалистых островков, а между этой границей и берегом Австралии сохранился небольшой, но достаточно надежный пролив, вполне приспособленный для судоходства. Как мы уже знаем, западные острова Большого Барьерного рифа - не кораллового, а материкового происхождения и образовались за счет опускания прилегавшей к ним суши. Плывя к северу вдоль побережья Квинсленда, мы почти все время видели справа по борту один или несколько этих островов, образовавших почти такую же непрерывную цепь, как и полоса кораллов на восточном краю рифа. Разница между ними сводится к тому, что низменные коралловые островки часто скрываются во время приливов под водой, а высокие, скалистые острова западного края рифов всегда вздымались кверху, радуя взор своей красотой и живописностью. Изрезанные берега этих островов создавали причудливые, глубоко вдававшиеся в сушу фиорды. Отдельные острова в Уитсандейском проливе достигают нескольких миль в длину, а вершины их поднимаются почти на полторы тысячи футов. Еще более крупные и высокие острова встречаются в Хинчинбрукском проливе: так, например, гордые вершины таинственного и дикого острова Хинчинбрук вздымаются на три с лишним тысячи футов над уровнем моря, а сам остров вытянулся в длину почти на тридцать миль. Большинство островов материкового происхождения, окруженных грядами коралловых рифов различной протяженности, привлекает к себе многочисленных туристов.

Для каждого любознательного человека значительный интерес представляет вопрос о происхождении Большого Барьерного рифа. Что определило расположение коралловых рифов, почему они не протянулись далее к югу вдоль берегов Нового Южного Уэльса, как образовались коралловые острова?

Пока ученые занимаются изучением расположения коралловых островов, подводных рифов и каналов, им приходится иметь дело с конкретным фактическим материалом. Гораздо сложнее решается вопрос о том, как и почему возникли громадные коралловые колонии, раскинувшиеся на площади в несколько десятков тысяч квадратных миль. Здесь ученым приходится заглядывать в далекое прошлое, отделенное от нашего времени тысячами, быть может, даже миллионами лет, и основываться уже не на установленных фактах, а на догадках и предположениях. Изучая расположение и развитие коралловых колоний сегодня, ученые пытаются понять, при каких условиях и в какой обстановке происходило это развитие много веков назад; при этом они пользуются всеми теми данными, которые предоставляет в их распоряжение современная геология и география.

И все же пока нет еще полной ясности в этом вопросе. Существует несколько различных теорий о происхождении Большого Барьерного рифа, но критическое рассмотрение их не является задачей настоящей книги. Поэтому приходится ограничиться пока кратким изложением того, что считается в основном установленным современной наукой.

Образование Большого Барьерного рифа началось в давно прошедшие геологические периоды, когда берега Австралии проходили значительно восточнее, чем сейчас. Восточное побережье Австралии представляло собой тогда холмистую низменность с цепью высоких гор на берегу моря. Постепенно происходило опускание побережья, вызванное, очевидно, остыванием земной поверхности, равнина стала дном моря, а высокие холмы сохранились над водой в виде больших и малых островов.

Небольшая глубина вновь образовавшегося морского дна и сравнительно теплая вода благоприятствовали развитию кораллов. Пресная вода и осадки, приносимые реками и ручьями, обычно замедляют и задерживают рост коралловых колоний, поэтому коралловые рифы значительно быстрее вырастали в восточной части мелководного района, дальше от берегов и устий рек.

Учитывая отрицательное влияние пресной воды на рост коралловых колоний, можно было бы предположить, что коралловые постройки должны были бы чаще встречаться на юге, где район мелей простирается дальше от берега. Но здесь начинает сказываться влияние другого важнейшего фактора, определяющего развитие кораллов, - температуры воды. В южных районах она значительно ниже, чем на севере, и это обстоятельство замедляет рост и развитие коралловых колоний. Нет ни малейших сомнений в том, что если бы в южной части Большого Барьерного рифа, в районе Каприкорна, где мель уходит на восток на сто пятьдесят миль от берега, температура воды была бы такой же высокой, как и на севере, коралловые острова, рифы, скалы встречались бы здесь в гораздо больших количествах, чем в любом другом районе.

Раньше всего, очевидно, начался долгий и медленный процесс образования наружной, обращенной к морю полосы коралловых рифов. Это была грандиозная работа, осложнявшаяся еще и тем, что морское дно по-прежнему продолжало опускаться. Происходило своеобразное состязание между опускавшимся дном и стремившимися к поверхности колониями кораллов. В конечном счете победу, хотя и дорогой ценой, одержали кораллы. По мере того как коралловые образования тянулись вверх, навстречу солнцу, отмирали нижние, более старые их части. На останках погибших кораллов поселялись водоросли, многочисленные щели и извилины служили укрытием для всевозможных мелких рыб и морских животных, с течением времени мертвые коралловые колонии крошились и превращались в коралловый песок, уровень которого постепенно повышался. На протяжении многих веков продолжался этот процесс, на останках мертвых кораллов росли и цвели новые коралловые колонии, с каждым поколением все ближе поднимаясь к поверхности моря.

В конце концов кораллы вырвались на свежий воздух, вслед за ними на поверхности моря показался и коралловый песок - так был создан коралловый остров. Остров этот продолжал расширяться, залетные птицы, оставляя здесь свой помет, удобряли почву для появления на ней растительной жизни. Быть может, именно птицы принесли на своих лапках или оперении семена трав, кустарников или даже деревьев, а может быть семена первых появившихся на острове растений были занесены сюда волнами или ветром. Так или иначе, но на островке появилась растительность, корни кустов и деревьев проникли в толщу кораллового песка и нашли там достаточное количество питательных веществ, трава закрепила песчаную поверхность острова, предохраняя ее от выветривания.

Значительная часть рифов пока еще продолжает оставаться под водой, но процесс развития коралловых колоний не прекращается; если нынешний климат в этом районе не изменится и если дно моря не будет опускаться слишком быстро, та часть Большого Барьерного рифа, которая обращена к открытому океану, через какое-то время превратится в сплошную полосу суши.

Процесс образования коралловых островков происходит не только за счет превращения твердых кораллов в песок, поднимающий уровень морского дна; другим важным источником образования коралловых рифов является выделяемый кораллами клей, цементирующий мириады скорлупок мельчайших микроорганизмов в прочную и твердую скалистую поверхность. Образовавшиеся таким образом коралловые скалы успешно выдерживают яростный штурм океана и надежно охраняют раскинувшиеся далее к западу коралловые колонии от волн и течений.

Но коралловые рифы развиваются не только на наружной окраине Большого Барьерного рифа, хотя здесь этот процесс проходит наиболее интенсивно: на всей площади между восточным краем полосы рифов и берегами Австралии растут и поднимаются бесчисленные коралловые островки и колонии, проникая во все уголки побережья, где для них имеются благоприятные условия.

Чем же объяснить, что коралловые рифы возникли только на мелководье в местах опускания суши? Почему их нет на больших глубинах в открытом море? В первую очередь это связано с тем, что жизнь кораллов невозможна без дневного света; предельная глубина, на которой могут развиваться коралловые колонии, равна примерно тридцати морским саженям, а участок моря в районе Большого Барьерного рифа в редких местах имеет такие глубины. Между тем к востоку от рифа дно моря круто опускается, доходя до сотен и даже тысяч морских саженей. Сила света резко убывает в воде, и на глубине свыше тридцати морских саженей она оказывается недостаточной для того, чтобы поддерживать жизнь кораллов.

Южная граница коралловых рифов определяется температурой воды. Отдельные виды кораллов встречаются не только у берегов Нового Южного Уэльса, но широко распространены в морях умеренного климата, проникая даже в воды Арктики и Антарктики, но те кораллы, которые создают большие колонии, перерастающие в рифы и острова, обитают только в водах, где температура не опускается ниже 68° по Фаренгейту.

Такова в общих чертах распространенная на сегодняшний день точка зрения о происхождении Большого Барьерного рифа.

Какова же природа тех организмов, которые выполнили такую грандиозную работу? Как они создают острова и рифы, как они размножаются и распространяются, чем они питаются? Для ответа на эти вопросы потребуется отдельная глава.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU

© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://aqualib.ru/ "AquaLib.ru: 'Подводные обитатели' - библиотека по гидробиологии"