предыдущая главасодержаниеследующая глава

Лежебока и непоседа

Вот какую легенду некогда сложили германские рыбаки.

Однажды морские рыбы решили выбрать самую главную. Созвали все водное население и стали совещаться: кто достоин такой чести? Долго думали и остановили выбор на сельди: она, мол, стройна, красив ее серебристый наряд, и пловец отличный.

Камбала тоже хотела быть на этом важном собрании, но долго прихорашивалась в надежде покорить всех своей внешностью и опоздала. Узнав, что селедка взяла верх, камбала запротестовала: она поносила сельдь, как только могла, обзывала голой, невзрачной, а уходя презрительно скривила свой рот и процедила: "Нашли кого избрать!".

И тут случилось неожиданное: искривленный рот камбалы так и застыл... Осталась эта рыба с перекошенным ртом. С тех пор и прозвали ее косоротом.

Примечательна камбала не только искривленным ртом и черепом. У нее также своеобразная форма тела: не сразу догадаешься, где правая, где левая сторона, причем сверху камбала вся темная, обычно серо-бурого цвета, а снизу - сплошь светлая, точно выкрашена белилами. Жители побережья Красного моря пытались по-своему объяснить эту странность. Кто-то в древности жарил на костре рыбу. Когда один рыбий бок был поджарен, огонь вдруг погас. Дожаривать было не на чем, и разгневанный человек бросил рыбу обратно в море. И тут произошло чудо: недожаренная рыба ожила!

Потому-то, говорит предание, у камбалы одна сторона поджаренная, темная, а другая - белая.

Это, конечно, выдумка. А в действительности? В самом раннем возрасте камбала - обычная рыбка. Но когда она становится с двухкопеечную монету, начинает погружаться на дно. Что же там с ней происходит? Вначале, по мере роста рыбы, исчезает плавательный пузырь. Дальше творится невообразимое. Один глаз камбалы, обращенный ко дну, покинув свое место, постепенно передвигается вокруг головы на противоположную сторону, чаще правую, пока не окажется рядом с другим глазом. Это для камбалы очень важно. Она малоподвижна, ей лень лишний раз шевельнуться, а есть хочется. Вот она и высматривает, что бы ей схватить.

Глаза камбалы замечательны еще и тем, что они могут поворачиваться и наподобие бинокля выпячиваться, даже втягиваться внутрь. Поэтому все, что окружает камбалу, не ускользает от ее взора.

Плавает камбала медленно и плашмя - не брюшком вниз, а на белом, слепом боку, и изгибается не в стороны, как другие рыбы, а сверху вниз, в виде набегающей волны. Древнегреческое название камбаль "плевронектес" и означает "плавают на боку". Правда, если грозит опасность, она может плавать и ребром, но спастись не всегда удается.

Развитие камбалы
Развитие камбалы

Больше всего выручает камбалу отличная маскировка. Ее трудно заметить на дне. И не только потому, что, притаившись, она ничем не выдает себя. Главное - верхняя сторона камбалы принимает такую же окраску, как и все вокруг нее. Глаза рыбы как бы фотографируют дно, затем это изображение, будто на экране, обозначается на ее темном боку. Наденьте на камбалу очки с какими-либо цветными стеклами, соответственно перекрасится и рыба. Но, лишившись глаз, она утрачивает умение приспосабливаться к расцветке окружающего, хотя и сохраняет на коже цветной узор, какой был всюду в момент ослепления. Эти свойства камбалы открыл в прошлом веке французский зоолог и врач, профессор Феликс Пушэ.

В постоянной борьбе за существование у камбалы выработались особые приемы защиты. Сливаясь на дне с фоном, камбала скрывается от своих врагов. Это же позволяет ей самой схватывать неосторожных и зазевавшихся гуляк. Так камбала, распластавшись, словно лепешка, лежит на боку всю жизнь, доживая иногда до тридцати лет. Настоящая лежебока!

Морская камбала
Морская камбала

В противоположность ей сельдь - непоседа: она постоянно в движении, это рыба-путешественница. Странствуют сельди беспрестанно. Голод гонит их из одного конца моря в другой в поисках пищи. Например, каспийские сельди зимуют в южной части моря, у берегов Ирана, а весной покидают Каспий и уходят для размножения вверх по Волге за тысячи километров - до Саратова, Куйбышева и даже до Горького.

Сельдь более остальных рыб заслужила всеобщую известность. О ее достоинствах узнали давно. Возможно она пленяла людей серебристой чешуей с радужным отливом. Но не красота создала ей повсеместную славу.

Рыба - не мясо, религия разрешала употреблять ее в пищу во время поста. И народ, соблюдая религиозный обычай, особенно тянулся к сельди как недорогому, питательному продукту.

Торговля ею приносила огромные прибыли. Церковные власти обязывали рыбаков за небесное благословение отдавать монастырям десятую часть улова сельди. Этот открытый грабеж был узаконен во многих странах - в Дании, Швеции, Норвегии, Франции, Англии. А чтобы получать побольше даровой рыбы, римский папа Александр III в 1169 году определил, что не возбраняется ловить сельдь также в воскресенье и прочие праздничные дни, грехом это считаться не будет.

Столь откровенное дармоедство вызывало возмущение тружеников моря и приводило к мятежам, убийству священников. Более того, из-за этой рыбы возникали раздоры между государствами. В осенние месяцы, во время перехода через пролив Зунд косяков сельдей, сюда стекалось до четверти миллиона рыбаков из соседних стран. За промысел маленькой рыбы разгорались кровопролитные бои. История знает вооруженные столкновения Швеции с Данией. Споры за обладание сельдью решали оружием Дания и Ганза - так именовали в XIV-XVII веках союз купечества нескольких десятков северо-германских городов. От улова сельди и теперь в значительной мере зависит благосостояние некоторых стран, среди них - Норвегии.

Говоря о сельди, мы представляем ее соленой. Может потому и родилось у немцев шуточное двустишие:

Как не быть солеными всем водам морей, 
Когда в них водится такое множество сельдей!

Соленые сельди в средние века были на особом счету, им давалась привилегия по сравнению со свежими, мерзлыми, как прежде говорили, и копчеными, они освобождались от государственных денежных сборов за ввоз в страну и вывоз. Английская королева Мария Тюдор, вошедшая в историю как "кровавая", издала закон, по которому плохой посол рыбы карался смертной казнью.

Каспийская сельдь - пузанок
Каспийская сельдь - пузанок

Каспийская сельдь - пузанок
Каспийская сельдь - пузанок

Укладывать сельдь в бочки придумали датчане.

Голландцам принадлежит другая заслуга. Промысловик Вильгельм Бевкель усовершенствовал посол. По сообщению печати, "чтобы лучше сохранять сельдей соленых, им распарывали горло и вынимали челюсти, от которых они скоро портились, что называлось обесчелюстить". Этот способ "зябрения" применяется и сейчас.

Нововведение признавалось настолько многозначительным, что в 1556 году император "Священной римской империи" Карл V, будучи в Нидерландах, специально съездил на родину Бевкеля в провинции Брабант, почтил его память, посетил могилу.

В середине прошлого века промысел сельди у нас доставлял рыбакам одни хлопоты. Приходилось затрачивать уйму времени, чтобы выпутать сельдь из сетей, а затем ее выбрасывали.

Лишь малая часть улова шла на приготовление рыбьего жира - для освещения улиц.

Кто не знает астраханскую селедку - залом (черноспинку)! Жирным, нежным и вкусным мясом эта сельдь зарекомендовала себя лучшей среди каспийских. Черноспинок (они бывают с полметра длиной и весят до двух килограммов) в минувшем столетии прозвали веселой, бешеной рыбой, попросту - бешенкой за буйное поведение.

При икрометании масса их шла из моря к нерестилищам поистине с бешеной торопливостью. Их скапливалось столько, что между волжскими берегами становилось тесно. Устремляясь в реку, рыба билась и металась, случалось, что в суматохе выбрасывалась на сушу. Вот почему ее даже боялись есть. Признали же сельдь только в середине прошлого столетия, после того как на Каспии побывал первый исследователь состояния рыболовства в России академик К. М. Бэр. Он всюду разъяснял отменные качества этой превосходной рыбы, знакомил с ее достоинствами, убеждал в необходимости солить, ссылаясь на пример других стран.

Но еще намного раньше, в 1720 году, астраханский губернатор по приказу Петра Первого обязан был "опробовать солить сельдь, которые в Каспийском море". Удалось это ему или нет - не знаем. Известно только, что голландский метод посола не привился. Приемлемым оказался свой, астраханский.

В мировом улове из всех промысловых рыб на первом месте сельдевые. Семейство их огромно: килька и салака, тюлька и сардина, шпрот и другие - от маленьких до атлантической громадины - двухметрового тарпуна. Сельди различаются между собой разными наименованиями - их наберется добрая сотня. Это в науке. А в торговле? Каких только нет сельдей! Тихоокеанская, каспийская, атлантическая, керченская, ярмутская, шотландская, исландская, голландская, дунайская...

Пожалуй, всюду водится сельдь. Наверное, и не сосчитать, сколько штук таких рыбин вылавливают советские рыбаки. Но если бы кто взялся за это, то каждая пятая в его руках оказалась бы сельдью.

Есть у сельдей, можно сказать, и свой главарь. Около города Бергена норвежские рыбаки в 1776 году поймали какую-то неизвестную до того рыбу длиной в шесть метров - тонкую, сжатую с боков, похожую на ремень. Ее прикрывали мелкие серебристые чешуйки, спинной плавник был окрашен в нежно-розовый цвет, а небольшую голову венчал красивый веер. Глубоководную ленточную рыбу, которую в старину принимали за "морскую змею", и провозгласили затем уже не рыбы, а люди - королем сельдей. Она так и называется "сельдяной король".

Сельдяной король
Сельдяной король

Говорят, будто эта рыба шествует во главе косяков сельдей.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU

© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://aqualib.ru/ "AquaLib.ru: 'Подводные обитатели' - библиотека по гидробиологии"