предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава семнадцатая. О разном

В предыдущих главах я попытался рассказать о наиболее интересных достопримечательностях Большого Барьерного рифа и в заключение следует лишь отметить кое-какие детали, на которых я раньше не останавливался.

Для наблюдательного путешественника каждый день пребывания на рифе приносит много новых интересных впечатлений, остававшихся ранее незамеченными. Следует, однако, помнить, что в дневное время большинство животных прячется в укромных местах и обнаружить их довольно трудно. Лишь с наступлением темноты вылезают они из коралловых расщелин и ям и отправляются на поиски добычи. Поиски этих животных являются сами по себе одним из весьма интересных занятий на рифе; почти под каждым камнем можно обнаружить многочисленное общество, состоящее из представителей самых различных видов животных, и знакомство с ними доставляет большое удовольствие. Мертвая глыба коралла, лежащая на песчаном дне около берега, кажется сверху тусклой и непривлекательной, но нижняя ее часть, прилегающая к песку, окрашена самыми различными цветами и иногда представляет собой живописное смешение ярких и искрящихся красок с нежными, пастельными тонами. Эта инкрустированная поверхность состоит обычно из морских мшанок или кружевных кораллов, к которым прикрепляются яички и личинки всевозможных морских животных: личинки и яички находятся либо открытыми, либо спрятаны в капсулах или волокнистых оболочках. Иногда поверхность кораллов бывает по* крыта колониями губок. Стоит только слегка сдвинуть камень - и членистые черви и хрупкие морские звезды, растревоженные ярким дневным светом, уползают в поисках другого укромного местечка.

Как только человек переворачивает коралловую глыбу, наиболее подвижные из прятавшихся под ней животных сразу же обращаются в бегство. Мелкие рыбки и мантиевые креветки молниеносно исчезают, крабы пытаются укрыться под той же самой глыбой, под которой они находились раньше, или прислоняются к ней спинками и далеко вытягивают клешни, готовясь дать бой приближающемуся врагу, более медлительные животные (трепанги, морские ежи, раковины каури и другие моллюски) продолжают лежать на прежнем месте.

Большинство животных добывает себе пищу ночью, и почти каждый из охотников является в то же время желанной добычей для какого-либо более сильного существа. Каждую ночь Большой Барьерный риф превращается в огромное поле битвы, на котором идет непрерывная война всех против всех и каждого против каждого. Каждую ночь погибает множество живых существ, но с рассветом, словно по сигналу, наступает перемирие, животные поспешно возвращаются в свои норы и укрытия, и война прекращается до следующей ночи.

Словно в виде компенсации за большие потери в ходе этой непрерывной борьбы природа одарила многих животных поразительной плодовитостью, и в какой-то мере количество яиц, откладываемых теми или иными видами животных, определяется риском, которому подвергается этот вид животных и производимое им потомство. Если яйца животного откладываются прямо в воду и оказываются во власти течения и волн, становясь легкой добычей рыб и устриц, то у самок вырабатываются миллионы яиц, из которых выживает лишь незначительная часть; в тех же случаях, когда родители обеспечивают своему потомству какое-то укрытие, типа, например, панциря, игл или раковины, численность самого этого потомства резко уменьшается.

Размножение обитающих на рифе животных происходит многими способами, и почти каждый вид имеет какие-либо свои особенности. Хотя о редких из населяющих риф животных можно сказать, что жизнь их изучена во всех подробностях, но даже имеющиеся данные во многих случаях довольно любопытны. Почти все обитатели рифа в ранней молодости проходят такой этап своей жизни, когда они свободно плавают в воде. Если ночью спустить в воду тонкую шелковую сеть, она вскоре наполнится множеством мельчайших животных и растительных организмов; часть из них относится к микроскопическим формам растительной и животной жизни рифа, но среди них находится и много личинок тех животных, которых мы уже видели на более поздней ступени их развития. Любопытно отметить, что нередко молодые организмы и их более взрослые родичи крайне мало или даже совершенно не похожи друг на друга, и одной из самых трудных и запутанных задач для биологов являются попытки проследить ступени исторического развития тех или иных животных.

Морские животные размножаются обычно в определенное время года и в этом сказывается влияние целого ряда факторов: температуры воды и воздуха, содержания соли в воде, высоты прилива и т. д. Устрицы, например, производят потомство в летние месяцы во время полнолуния, когда приливы достигают наибольшей высоты, моллюски-хитоны, как это установила английская экспедиция по изучению Большого Барьерного рифа, плодятся в течение нескольких месяцев, но только в ночи полнолуния.

Черви палоло

Пожалуй, наиболее регулярным и устойчивым расписанием выведения потомства обладают черви палоло, встречающиеся в больших количествах на Тихом океане в районе островов Самоа, Фиджи и Тонга. Живут они в трещинах кораллов, ежегодно весной внешность этих червей претерпевает значительные изменения, задняя часть тела разбухает и наполняется яйцами или спермой. В октябре или ноябре, ровно через неделю после полнолуния, черви выставляют из трещины раздавшуюся заднюю часть туловища; через некоторое время эта часть отрывается и всплывает на поверхность. Интересно отметить, что оболочка с зародышами червей охотно употребляется в пищу жителями названных выше островов и считается у них большим лакомством. Туземцы определяют время всплытия этих оболочек с точностью до одного дня и еще до рассвета выходят к берегу моря. В большинстве случаев оболочки появляются на поверхности рано утром, держатся на воде два-три часа, а затем исчезают. Часто эти оболочки всплывают в таких количествах, что широкие участки водной поверхности буквально кишат извивающимися червями, и туземцы вычерпывают их из воды при помощи плетеных сеток и корзин, наполняя свои каноэ в течение нескольких минут. Доставленные на берег черви заворачиваются в листья хлебного дерева и жарятся в земле, хотя многие туземцы предпочитают есть их в сыром виде.

Таких же червей Севиль Кент обнаружил в районе острова Терсдей в Торресовом проливе.

Мирами

Плавая на лодке или судне в водах Большого Барьерного рифа, в тихий, солнечный день можно явственно различить, как на некотором расстоянии от наблюдателя над поверхностью моря поднимается коралловый остров. Яркие лучи солнца заливают этот остров, и его неожиданное появление невольно заставляет вздрогнуть от удивления. Это одна из форм миража, довольно частот в водах тропических и жарких морей. Интересно отметить, что в отличие от центральных районов Австралии, где миражи принимают самые различные формы, на рифе они выступают только в виде поднимающихся над водой островов.

Не так давно мне пришлось наблюдать чудесное зрелище миража в австралийских степях милях в двадцати от Брокен-Хилла. Взглянув на запад, я неожиданно увидел широкое озеро с отражавшимися на его поверхности деревьями и двумя небольшими, но высокими островами в центре. Больше часа любовался я этой картиной, и, хотя я твердо знал, что на многие мили вокруг не должно быть ни одного озера, пруда или ручья, я не мог найти издали никаких признаков того, что передо мной не настоящее озеро, а мираж. Пораженный всем виденным, я отчетливо представил себе состояние людей, многие десятилетия назад впервые проходивших по этим безводным степям; измученные усталостью и жаждой, бросались они вперед, задыхаясь на бегу и торопясь.

быстрее прильнуть распухшими губами к прохладной воде. Увы, расстояние до озера не сокращалось и воды его по-прежнему были недосягаемы для страждущих путников. Поистине, муки этих людей вполне можно сравнить с танталовыми муками.

Морение змеи

В жаркие, солнечные дни на морской поверхности в водах рифа часто можно видеть свернувшихся в клубок морских змей, беспечно греющихся на солнце. Хвосты их слегка приплюснуты, как приплюснуты хвосты у рыб, и этих животных часто смешивают с угрями, хотя в действительности они являются настоящими змеями. Все виды морских змей ядовиты, но, несмотря на широкое распространение морских змей на рифе, редко приходится слышать о том, что они нападают на людей. При появлении людей в воде они сразу же обращаются в бегство, а оказавшись на берегу, они чувствуют себя слишком беспомощными для того, чтобы вступать в борьбу. Но обращаться с ними нужно с большой осторожностью, так как при удобном случае они все же могут укусить. Наиболее распространены на рифе так называемые веслохвостые пеламиды с черными спинами и желтыми животами; многие морские змеи имеют на туловище пятна или поперечные кольца, некоторые из них обладают даже довольно красивой расцветкой. Морские змеи дышат легкими, поэтому они вынуждены регулярно подниматься к поверхности моря. При погружении ноздри у них закрываются специальными перепонками, не допускающими проникновения воды во внутренние органы.

Длина морских змей часто достигает трех футов, но экземпляры длиной более четырех-пяти футов встречаются очень редко.

Как и в большинстве других частей света, в Австралии сложилось немало легенд о гигантских морских драконах, которых многие видели, но никому не удалось поймать (все эти рассказы очень напоминают рассказы удильщиков о гигантских рыбах, всегда срывающихся в последний момент с крючка). Морских драконов пока не удалось поймать; во всяком случае каждый новый убитый дракон обязательно оказывается представителем другого, уже известного науке вида животных. Что касается тех романтических существ с косматыми, развевающимися гривами, которые либо исчезают в морской пучине, либо скрываются в голубой дымке, то их, очевидно, также можно отнести к одной из форм проявления миражей.

Киты

Крупные киты обычно живут в арктических и антарктических морях, и появление такого животного в жарких водах вызывает удивление многочисленных туристов. В зимние месяцы в районе рифа почти ежедневно можно увидеть китов; в начале зимы они плывут вдоль восточного побережья Австралии до берегов полуострова Кейп-Йорк, где самки рождают детенышей; вскоре после этого взрослые и маленькие киты начинают долгое и утомительное плавание в обратном направлении к берегам Антарктики. В австралийских водах встречаются главным образом горбатые киты, длина которых не превышает семидесяти футов, а в среднем составляет тридцать пять - сорок футов. Плавание их связано с большими опасностями, так как они часто подвергаются нападению своих сравнительно маленьких, но свирепых сородичей - китов-убийц - косаток.

Козы и кокосовые орехи

На некоторых островах рифа встречаются обыкновенные козы, и туристы часто ломают себе голову, пытаясь понять, каким образом они могли туда попасть. Оказывается, много лет назад правительство штата Квинсленд завезло на несколько островов рифа коз в качестве возможного источника пищи для команд потерпевших крушение судов. К этому, правда, неплохо было бы добавить и специально разработанную инструкцию о том, как ловить одичавших за эти годы животных. Быть может, запах людей так же неприятен козам, как неприятен людям запах коз, или это связано с какой-либо другой причиной, но обитающие на островах козы искусно уклоняются от встреч с людьми, и та ловкость, с которой они прыгают по крутым склонам оврагов и холмов, делает их совершенно неуязвимыми для безоружных людей.

На острове Леди Масгрейв (группа Банкер) ставшем одной из основных туристских баз на рифе, козы живут и размножаются, несмотря на то, что на острове нет пресной воды. В связи с этим там растет сравнительно мало зелени, козы выщипали всю ту растительность, которая росла на песчаном берегу, и ободрали деревья и кустарники настолько высоко, насколько они могли достать от земли. В результате, если присесть на корточки на берегу и посмотреть сквозь очищенный козами лес, вдали легко можно разглядеть противоположную сторону острова.

Вместе с высадкой коз правительство штата Квинсленд произвело на островах и посадку кокосовых пальм, так что когда новоявленному Робинзону Крузо доведется попасть на острова Барьерного рифа, он по крайней мере будет обеспечен кокосовыми орехами и козьим мясом, если только он сумеет достать хоть один орех и поймать козу. Все это, разумеется, предположения в стиле старой доброй присказки: "если бы у нас была бы ветчина и были бы яйца, мы приготовили бы яичницу с ветчиной". Но даже при всей ловкости и проворстве коз у спасшегося от кораблекрушения моряка будет хотя бы то утешение, что он не одинок на маленьком заброшенном островке.

Свечение моря

Туристы, занимающиеся ночным ловом рыбы на рифе, часто могут наблюдать за тем, как светится морская вода, стекающая с весла или рассекаемая тянущейся за лодкой леской. Плавно набегающие на берег волны, откатываясь обратно, также оставляют на песке множество светящихся точек. Для большинства туристов такое свечение моря является необъяснимой загадкой и обычно связывается с высоким содержанием фосфора в воде. Между тем фосфор не имеет к этому ни малейшего отношения, и море искрится и светится благодаря присутствию в воде бесчисленного количества мельчайших живых организмов, производящих этот необычный свет; необычный потому, что он совершенно не связан с выделением тепла. Временами вода буквально кишит этими светящимися микроорганизмами и перелив и мерцание крошечных искорок производят на зрителя таинственное и чарующее впечатление.

Климат

Почти всю зиму на рифе держится устойчивая погода с умеренно теплыми, но отнюдь не жаркими (кроме районов крайнего севера) днями и прохладными мягкими ночами. В северной части рифа в течение девяти месяцев с надоедливым постоянством дуют юго-восточные пассаты, а в остальное время, главным образом в январе и феврале, полный штиль чередуется с сильными, преимущественно северо-западными ветрами. Именно в эти месяцы частыми гостями являются циклоны и, хотя радиус их действия довольно ограничен, они несут с собой немало бед и разрушений.

Зима на островах группы Каприкорн! Сколько воспоминаний связано у меня с этим! В 1935 году я провел зимой целый месяц на острове Герон и за все это время на небе не появилось ни единого облачка; каждое утро солнце поднималось над морем подобно огненному шару и вечером садилось, освещая все то же чистое небо. А затем начались ливни, то и дело перемежавшиеся с солнечной погодой, и теперь уже солнце садилось в разгулявшиеся волны, окрашивая багряными лучами рваные облака.

Еще более красивы закаты на островах материкового происхождения; наблюдая эту картину с вершины высокого холма, можно обнаружить, как неровные очертания близлежащих островов медленно исчезают в сгущающейся темноте, придавая всей картине таинственное очарование.

Но вот, наконец, подходит время, когда мы должны покинуть риф, приносивший нам каждый день новые впечатления и новые радости. С тяжелым сердцем закрываем мы чемоданы и поднимаемся на палубу судна, доставившего всю нашу группу несколько недель назад в эту страну романтики, красоты и очарования: с каждой минутой она остается все дальше и дальше за кормой. Стоя на палубе, мы с грустью следим за тем, как уменьшается и исчезает вдали наш маленький остров. Вот уже опустел горизонт за кормой судна и мы смотрим вперед, туда, где нас ожидают поезда, дым, копоть, шум. После нескольких недель общения с природой жизнь, к которой мы возвращаемся, кажется нам искусственной и противоестественной, и мы вспоминаем о тех днях, когда наши легкие вдыхали чистый, прозрачный морской воздух, когда благословенные солнечные лучи ласкали наши тела, когда птицы, звери и рыбы наперебой старались привлечь к себе наше внимание, щедро раскрывая тайны и богатства природы, к искреннему и глубокому нашему восторгу и наслаждению.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU

© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://aqualib.ru/ "AquaLib.ru: 'Подводные обитатели' - библиотека по гидробиологии"