27.05.2015

Луна-рыба охотится на глубине, а у поверхности отогревается

Японские ученые, используя современное оборудование, выявили интересные, скрытые от глаз, подробности жизни луны-рыбы. Эта рыба обычно попадается человеку, когда она пассивно дрейфует у поверхности океана. Поэтому ранее ее даже относили к планктону — организмам, свободно дрейфующим в толще океана. Но оказалось, что в дневное время луна-рыба регулярно ныряет на глубину до 200 м, где охотится на сцифомедуз и сифонофор. После посещения холодных глубин она отогревается в приповерхностных водах.

Рис. 1. Луна-рыба
Рис. 1. Луна-рыба

Луна-рыба (Mola mola) — самая крупная из ныне живущих костных рыб, ее длина может достигать 4 метров. Давно известна привычка этого гиганта неподвижно «лежать» у поверхности океана. Долгое время сведения о поведении этой рыбы практически только этими наблюдениями и ограничивались. Отсюда и родился ее образ как пассивно дрейфующего организма, питающегося океаническим планктоном. Более того, саму луну-рыбу относили к планктону (то есть свободно дрейфующим в толще воды организмам, которые не способны противостоять течению), в качестве самого крупного представителя. Ситуация изменилась в конце 2000 годов, когда ученые стали изучать луну-рыбу, закрепляя на ее теле отслеживающие скорость и положение датчики. Так удалось выяснить, что луна-рыба может довольно быстро плавать и погружаться на глубину до 800 м. Но многое в ее жизни все равно оставалось неизвестным.

Новые данные, кое-что проясняющие в образе жизни луны-рыбы, получили японские ученые из Токийского университета. Поскольку прямые наблюдения невозможны, они действовали так же, как и авторы предыдущих исследований. Однако, в отличие от предшественников, использованное ими оборудование позволило получить значительно больше данных. В работе исследовали рыб, пойманных рыбачьими сетями в бухте Фунакоси (Funakoshi bay, префектура Иватэ) в северной части японского острова Хонсю. Всего было изучено поведение семи особей (четырех — в 2012 году и трех — в 2013 году).

Данные получали сразу с нескольких параллельно работающих устройств, помещенных в одну капсулу, которую металлическим тросиком закрепляли на спине рыбы (рис. 2). Положение рыб отслеживали двумя типами акселерометров. Первый прибор фиксировал ускорение, скорость и глубину погружения, а также температуру на поверхности тела. Второй действовал как «трехмерный компас», регистрируя ориентацию рыбы. Кроме того, еще одно устройство записывало температуру внутри рыбы. Также на одну из подопытных рыб установили видеокамеру, а на еще четырех — фотокамеры (еще на двух рыбах камеры не закрепляли). Фотокамеры автоматически делали снимки через равные промежутки времени (30 секунд в исследовании 2012 года и 4 секунды — в 2013 году), а видеокамера снимала 10-минутные клипы с интервалом в 80 минут. Оба типа камер были предназначены для глубоководной съемки (более 50 м) при очень слабом освещении и оснащены светодиодными фонарями. Наконец, каждая капсула имела специальное устройство, позволяющее ей отсоединиться от тела рыбы через 4–6 дней и всплыть на поверхность моря, а также спутниковый передатчик, чтобы капсулу можно было затем найти. В общей сложности были получены подробные данные за 33 дня наблюдений за семью рыбами, в том числе 47 676 фотографий и 70 минут видеозаписи.

Рис. 2. Схема капсулы с приборами (слева) и ее размещение на спине луны-рыбы. Устройства: а — акселерометры; b — цифровая камера; с — светодиодный фонарь; d — устройство, отсоединяющее капсулу от рыбы через определенный промежуток времени; e — спутниковый передатчик; f — капсула; g, h — устройство для регистрации внутренней температуры со стебельком, внедренным в мышечную ткань. Капсулу закрепляли на рыбе металлическим тросиком, продетым в проколотое в коже отверстие (А)
Рис. 2. Схема капсулы с приборами (слева) и ее размещение на спине луны-рыбы. Устройства: а — акселерометры; b — цифровая камера; с — светодиодный фонарь; d — устройство, отсоединяющее капсулу от рыбы через определенный промежуток времени; e — спутниковый передатчик; f — капсула; g, h — устройство для регистрации внутренней температуры со стебельком, внедренным в мышечную ткань. Капсулу закрепляли на рыбе металлическим тросиком, продетым в проколотое в коже отверстие (А)

Активность луны-рыбы зависела от времени суток. Днем периодически фиксировались погружения на глубину до 100–200 м. Именно во время погружений зафиксировали наибольшую скорость плавания — до 2 м/с, но чаще рыбы плавали со скоростью 1 м/с или меньше (подробнее см. рис. 4). А между погружениями рыбы отдыхали в приповерхностных слоях океана (на глубинах 0–5 м). Здесь в дневные часы они проводили около 40% времени. Ночью погружений не отмечали: луны-рыбы были неактивны и держались у поверхности. Интересно, что во время погружений тело луны-рыбы обычно ориентировано горизонтально. А в приповерхностных слоях, при отдыхе, ориентация могла быть как горизонтальной, так и вертикальной (в этом случае рыба как бы «лежит»).

Выяснилось, что ныряет луна-рыба для того, чтобы добыть себе пищу. Всего объекты питания замечены на 323 снимках (рис. 3). В основном это были сифонофоры, а также сцифомедузы и гребневики.

Рис. 3. Фотографии с фотокамер, закрепленных на луне-рыбе. а — синяя акула (Prionace glauca) проплывает мимо; b — сцифомедуза цианея волосистая (Cyanea capillata); с — гребневик берое (Beroe sp.); d — сифонофора Nanomia sp.; e — сифонофора Praya sp.; f — сифонофора Apolemia sp
Рис. 3. Фотографии с фотокамер, закрепленных на луне-рыбе. а — синяя акула (Prionace glauca) проплывает мимо; b — сцифомедуза цианея волосистая (Cyanea capillata); с — гребневик берое (Beroe sp.); d — сифонофора Nanomia sp.; e — сифонофора Praya sp.; f — сифонофора Apolemia sp

Данные, полученные от одной из рыб, позволили детализировать картину охоты. На этой особи была закреплена фотокамера, делающая фотографии с интервалом в 4 секунды (рис. 4). У медузы рыба отъедала гонады и ротовые щупальца (oral arms). Сифонофору пыталась съесть полностью, но это ей удалось, скорее всего, потому, что при нападении цепь сифонофоры (состоящая из отдельных зооидов) распалась на части.

Рис. 4. Последовательные фотографии (1–9), сделанные с 4-секундными интервалами (а–c) и соответствующие им трехмерные модели путей движения луны-рыбы (d–e; разными цветами помечена разная скорость плавания). Показана охота на волосистую цианею (а, d), сифонофору Praya sp. (b, e) и сифонофору Apolemia sp. (c, f)
Рис. 4. Последовательные фотографии (1–9), сделанные с 4-секундными интервалами (а–c) и соответствующие им трехмерные модели путей движения луны-рыбы (d–e; разными цветами помечена разная скорость плавания). Показана охота на волосистую цианею (а, d), сифонофору Praya sp. (b, e) и сифонофору Apolemia sp. (c, f)

При приближении к сцифомедузам или сифонофорам Praya sp. рыба замедляла свое движение, а атакам сифонофор Apolemia sp., напротив, обычно предшествовало ускорение. С чем связаны эти различия, пока не понятно. Однако стало ясно, что нападению луны-рыбы на тот или иной объект предшествует изменение скорости движения. Это позволило использовать этот показатель (изменение скорости) для того, чтобы зафиксировать и другие охоты, не заснятые на камеры. Всего выявлено 4794 эпизода «с замедлением движения» и 337 — «с ускорением». Если во всех этих случаях (или большинстве из них) имела место охота, можно заключить, что луна-рыба питается главным образом малоподвижными животными (поэтому при их ловле она замедляет свое движение). Эти же данные позволили определить и глубину, на которой рыбы охотятся чаще всего. Оказалось, что 75% эпизодов происходили на глубине 110–180 м.

Приведенные данные порождают два вопроса, ответы на которые необходимы для понимания образа жизни этого вида. Во-первых, почему рыбы кормятся на глубине (ведь значительную часть своей жизни они проводят все-таки близ поверхности), а во-вторых, почему они делают это преимущественно днем? Но точных ответов пока нет.

В отношении первого вопроса неопределенность во многом вызвана тем, что неизвестны подробности вертикального распределения основных кормовых объектов луны-рыбы. Однако известно, что именно различные медузы и сифонофоры (которыми и питается луна-рыба) составляют основу многих глубоководных экосистем. Многие из этих животных ночью поднимаются ближе к поверхности (хотя не обязательно достигают приповерхностных вод), а днем уходят на глубину. Поэтому луне-рыбе, с ее дневной активностью, приходится нырять.

А дневная активность, в свою очередь, может быть связана с терморегуляцией. Луна-рыба предпочитает держаться в тех частях океана, где температура приповерхностных слоев днем около 20 °С. Перед погружением температура тела рыбы составляет 16–21°С, что соответствует температуре воды в приповерхностном слое. А во время погружения температура постепенно падает, опускаясь до 12°С. Когда рыба всплывает и достигает поверхности, температура снова поднимается. Поэтому можно предположить, что основная функция отдыха в приповерхностных слоях связана с терморегуляцией. А ночью возможности для этого в целом менее благоприятны.

В то же время, разброс зафиксированной температуры тела луны-рыбы (12–21 °С) меньше, чем разброс температуры воды, в которой изученные рыбы находились (3–22 °С). Скорее всего, при погружении температура тела просто не успевает опуститься слишком низко, а дополнительное тепло могут выделять мышцы. Но вопрос этот не изучен, здесь возможны и другие механизмы.

Подготовлено по материалам: Itsumi Nakamura, Yusuke Goto, Katsufumi Sato. Ocean sunfish rewarm at the surface after deep excursions to forage for siphonophores // Journal of Animal Ecology. 2015. V. 84. P. 590–603.

Алексей Опаев


Источники:

  1. elementy.ru



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU

© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://aqualib.ru/ "AquaLib.ru: 'Подводные обитатели' - библиотека по гидробиологии"