предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 13. Путешествие в глубь времен

В последних шести главах мы рассмотрели некоторые стороны современной биологии моря и познакомились с несколькими типичными представителями растений и животных, которые проводят всю свою жизнь в водах океанов. В этой главе мы вернемся на много сотен миллионов лет назад и проследим, откуда произошли и как развились эти организмы и как на пространствах, ранее покрытых водой, постепенно появилась жизнь. И, наконец, в последних трех главах этой части мы опишем, как несколько интересных групп пресмыкающихся, птиц и млекопитающих оставили наземную жизнь и снова вернулись в лоно своего прародителя - океана.

Читатель, вероятно, не забыл, что история Земли делится на четыре большие эры, которые, в свою очередь, подразделяются на несколько геологических периодов. Об этом мы говорили в главе 3, и освежить все это в своей памяти можно, посмотрев на таблицу, представленную ранее. Горные породы каждого периода имеют различный геологический возраст, поэтому по окаменелым остаткам животных, захороненных в различных слоях, мы можем воссоздать картину жизни прошлого и ее постепенного развития. В этой главе я смогу только описать события в их последовательности, надеясь, что читатель примет этот рассказ на веру.

Самые ранние остатки морских организмов сохранились в породах докембрийского периода, начавшегося более 500 миллионов лет тому назад. Кроме углеродистых остатков, образовавшихся, вероятно, из морских водорослей, сохранились остатки скелетов губок, следы ходов многощетинковых червей, а также остатки кишечнополостных и членистоногих. Однако сведений об этом периоде у нас мало, и только начиная с кембрийского периода мы можем составить себе более ясную картину развития морской жизни.

Этот период начался 500 миллионов лет тому назад и продолжался 74 миллиона лет. Как мы уже говорили в главе 3, географический облик Земли был тогда иным, чем теперь (см. карту, представленную ранее). Климат был более ровным, а теплые мелководные моря покрывали огромные пространства, захватывая такие далеко отстоящие друг от друга районы, как нынешние Гренландия, Марокко и Антарктика. Наземной жизни не было, а морская была представлена только растениями и беспозвоночными. Из растений были распространены морские водоросли, например Epyphyton из Антарктики. Позвоночных животных не было, но беспозвоночные достигли пышного развития. К концу этого периода развилось большинство современных типов беспозвоночных, в том числе несколько очень высокоорганизованных видов.

Главными обитателями моря в то время были членистоногие ракоподобные существа - трилобиты. Их было такое множество, что они составляли более 50% всей известной фауны кембрийских морей. Господство трилобитов продолжалось и в следующем, силурийском, периоде, но затем они были вытеснены более развитыми формами и пришли в упадок. К концу каменноугольного периода, после эпохи расцвета, длившейся около 300 миллионов лет, они совсем исчезли.

Средняя величина кембрийских трилобитов равнялась 2-10 см, но отдельные гигантские экземпляры достигали полуметра длины. Позже, в девонский период, появились более крупные формы, такие, как род Dalmanites, имевшие около 70 см в длину. Свое название трилобит получил потому, что хитиновый панцирь, покрывающий его спину, был разделен на три части. Тело было сегментированное. На каждом сегменте находилась пара ножек; у некоторых видов их было больше двух десятков. Чем питались трилобиты, точно не известно, но, по-видимому, одни из них питались живыми, а другие мертвыми организмами. Трилобиты, вероятно, жили на дне моря. В иле жили слепые трилобиты, выискивавшие себе пищу в органических остатках, которые содержались в иле, покрывавшем морское дно.

Кроме трилобитов, в кембрийском периоде появилось множество других групп странных существ, теперь совершенно вымерших. Лучше всего известна группа колониальных кишечнополостных - граптолитов. Это были главным образом планктонные животные, беспрепятственно дрейфовавшие по всему Мировому океану. Их красивые ветвистые скелеты фантастической формы были найдены в отложениях следующего, силурийского, периода в глинистом сланце на территории Канады, Соединенных Штатов, Уэльса, Франции, Боливии, Австралии и Новой Зеландии. В другую вымершую группу входили упоминавшиеся ранее археоциаты, или "коралловые губки".

Эти животные имели цилиндрические известковые скелеты, состоящие из двух перфорированных стенок, отделенных друг от друга известковыми пластинками. Из скоплений отмерших губок образовывались рифы. Археоциаты обитали на огромных пространствах. Черные пунктирные точки на палеогеографической карте на стр. 29 показывают область их распространения.

Мягкий климат кембрийского периода был характерен и для следующих периодов - ордовикского и силурийского. В течение этих двух периодов, длившихся вместе более 100 миллионов лет (426-312 миллионов лет тому назад), продолжалось дифференцирование и увеличение количества морских водорослей и беспозвоночных. В изобилии водились губки и кораллы, но все они уступали по количеству брахиоподам - плеченогим, жившим в мелких водах. Много брахиопод вымерло, но один ордовикский род - лингула - дошел без изменений до наших дней. Водится он на побережье Японии, Квинсленда и Ост-Индии.

Среди беспозвоночных самыми распространенными в эти периоды были эвриптериды - морские скорпионы. Они развились в огромных количествах в поздний силурийский период, но в конце палеозоя вымерли. Это были прожорливые хищники, населявшие, вероятно, устья рек и лагуны с соленой водой. Крупные экземпляры достигали 3 м в длину. Судя по общему строению их тела, они жили на дне моря, но, вероятно, могли не только ползать, но и довольно хорошо плавать. Свое название, буквально означающее "широкоплавниковый", они получили благодаря веслоподобным придаткам, которые, должно быть, помогали им довольно эффективно продвигаться в воде.

Как ни внушительно было положение, которое трилобиты и эвриптериды занимали на земле тех дней, их господству пришел конец. В силурийских морях стали развиваться первые позвоночные, которые в конце концов обрекли их на вымирание и которые были родоначальниками того направления, в котором развивались все высшие морские и наземные позвоночные, включая самого человека. Самым примитивным из известных предшественников позвоночных было похожее на ланцетника (Amphioxus) маленькое рыбоподобное хордовое животное Jamoytius, обитавшее, вероятно, в устьях рек. Остатки его были найдены в силурийских глинистых сланцах в Ланаркшире. Кроме них, были и другие примитивные позвоночные - остракодермы. Внешне они были похожи на рыб, но на самом деле были только их бесчелюстными родственниками; позже они вымерли.

В девонский период (312-270 миллионов лет тому назад) наблюдалось активное переселение позвоночных в моря. С этого времени в море стали властвовать позвоночные, а беспозвоночным, которые были хозяевами морей до них, пришлось уступить свое господство. Эта перемена объясняется тем, что в борьбе за существование позвоночные оказались более приспособленными. Они вообще белее подвижны, более сильны и стоят на более высокой ступени развития, чем неподвижные или медленно передвигающиеся беспозвоночные, и даже если они лишены одного из этих преимуществ, два другие могут обеспечить им победу в эволюционном процессе.

Морские позвоночные, вероятно, произошли от какой-нибудь группы беспозвоночных, и среди ученых было много споров, от какой именно. Если проследить весь процесс развития, то не исключена вероятность, что мы придем к группе кишечнополостных. По общепринятому теперь мнению, эти низшие животные, представленные сегодня медузами, кораллами и морскими анемонами, вероятно, дали начало всем другим, более высоким формам жизни, кроме губок. Но между кишечнополостными и позвоночными, по-видимому, была промежуточная стадия, представленная другим типом беспозвоночных. Некоторое время считали, что на роль предков позвоночных лучше всего подходят кольчатые черви, но потом против этой гипотезы были выдвинуты неоспоримые возражения, основанные на изучении анатомического строения животных. Также было обсуждено и отвергнуто другое предположение, по которому предками позвоночных считались членистоногие, от которых произошли пауки и водяные скорпионы. В настоящее время предпочтение отдают самому, на первый взгляд, неподходящему типу животных - иглокожим. Если эта гипотеза подтвердится, то мы окажемся перед странным фактом, что у морской звезды и у всех позвоночных, как морских, так и наземных, включая человека, имеется один общий предок.

В девонский период границы океанов и континентов значительно изменились. Происходило постепенное поднятие горных цепей, а во многих районах появились массивы суши, прежде покрытые морем. Ветер, дождь и другие разрушительные силы выветривали эти вновь образованные горы, и массы гальки, песка и ила откладывались во внутренних бассейнах, создавая огромные прибрежные болота. Эти отложения принадлежат к образованиям, которые Хью Миллер и другие геологи XIX в. называли одним общим именем - "древний красный песчаник". Из спрессованного ила создавались различные виды сланцев, а многочисленные коралловые рифы, образовавшиеся в теплых и мелких водах, постепенно разрушались, покрывая дно океанов известковыми отложениями. На фоне этих обширных геологических процессов стали развиваться первые в истории Земли настоящие рыбы.

Самые ранние остатки девонских рыб находят в пресноводных отложениях (таких, как древний красный песчаник), но в этот же период много видов появилось и в морях. Мы не будем перечислять здесь научные названия всех рыб того времени, а дадим только краткое описание нескольких типичных родов. Самой примечательной и одной из наиболее распространенных была рыба Dinichthys. что значит "ужасная" или "огромная" рыба. Она достигала 6-9 м в длину и из крупных позвоночных была первым морским хищником. Всю ее голову и переднюю часть покрывал панцирь из толстых костяных пластинок. Настоящих зубов у нее не было, но пластинки, покрывавшие челюсти, превратились в острые режущие инструменты, которые, действуя, как хорошо заточенные ножницы, могли перерезать меньшую по размерам рыбу пополам. Однако несмотря на эту мощную броню, Dinichthys, по-видимому, была менее приспособлена к новым жизненным условиям, и после ее господства на морях, длившегося в течение короткого геологического периода в 25 миллионов лет, она исчезла, побежденная в борьбе за существование.

Кроме рыбы Dinichthys, принадлежавшей к особой ветви главной линии эволюции рыб, в девонских морях существовало несколько видов акулообразных рыб. Больше всего известна примитивная акулоподобная рыба Cladoselache, чьи окаменелые остатки были найдены в больших количествах в глинистых сланцах Кливленда. Среди остатков были не только зубы и окаменелые контуры твердых частей тела животного, но даже отпечатки кожи, силуэт тела, мускулы и почки. Эти отпечатки позволяет нам восстановить внешний облик животного. Тело у него было торпедообразное, от 50 до 120 см в длину, с парой очень больших грудных плавников. Брюшные плавники, также хорошо развитые, были меньше по величине, а третья пара плавников помещалась, вероятно, перед заднепроходным отверстием. У всех более поздних видов акул третья пара плавников отсутствует.

В девонское время настоящих костистых рыб не было. Они появились в юрский период около 150 миллионов лет тому назад. Однако какие-то примитивные костистые рыбы существовали и были представлены одним или двумя сравнительно редкими видами, принадлежавшими к вымершему теперь классу. Большая часть их обитала в пресной воде; меньшая же их часть позже переселилась в море. Здесь мы рассмотрим только группу кистеперых, имевшую огромное значение для будущего развития жизни.

Девонская кистеперая рыба (Eusthenopteron)
Девонская кистеперая рыба (Eusthenopteron)

Кистеперые были родственниками трех классов двоякодышащих рыб, живущих и теперь в пресной воде в Австралии, Африке и Южной Америке. Характерная особенность двоякодышащих заключается в том, что они не только извлекают кислород из воды при помощи жабр, но могут дышать и воздухом, причем плавательный пузырь выполняет функцию зачаточного легкого. Необходимость такого приспособления была вызвана окружающей средой. В дождливое время года двоякодышащая рыба, например африканский Protopterus, беззаботно плавает в реках и пресноводных лагунах, как все рыбы. Но в засушливую погоду, когда реки и болота высыхают, она вырывает себе ямку в иле, где пребывает в состоянии, которое можно сравнить с зимней спячкой. В это время она может дышать только с помощью плавательного пузыря, в котором имеется целая система кровеносных сосудов, способных поглощать кислород и выдыхать углекислый газ, подобно тому, как это делает легкое обычного наземного животного.

Кистеперые девонского периода, для которого были характерны сезонные переходы от сильных дождей к засухе, обладали таким двояким приспособлением. Кроме того, они имели боковые плавники, строение которых показывает, что с помощью этих плавников кистеперые не только плавали, но и в какой-то степени передвигались по суше. На нижней стороне тела находились две пары плавников, выраставших из мягких лопастей, которые поддерживались выростами внутреннего скелета. Возможно, что с помощью этих зачаточных конечностей девонские кистеперые могли совершать небольшие переходы по суше в более влажные районы. Так позвоночные постепенно приспосабливались к жизни вне воды и со временем обрели способность жить на суше.

Вряд ли есть надобность в книге, посвященной истории жизни в океане, подробно рассказывать о том, как морские организмы заселяли сушу. Достаточно сказать, что вслед за некоторыми видами водорослей и множеством водных беспозвоночных потомки только что описанных кистеперых рыб тоже приняли участие в завоевании новой среды. Головным отрядом этого наступления были, вероятно, пресноводные формы, так как сравнительно спокойные условия существования вдоль берегов рек и озер больше соответствовали переходным стадиям этого процесса, чем подверженные ударам волн берега открытого океана. Однако у переселенцев были родственники в море, и некоторые их потомки живут и в наши дни. Сравнительно недавно у берегов Юго-Восточной Африки была поймана кистеперая рыба латимерия, принадлежащая к группе целакантусов и имеющая очень большое сходство с первыми позвоночными животными, заселявшими сушу.

Сведений о развитии морских водорослей и других океанических растений у нас мало, так как их окаменелые образцы попадаются редко. Но история морских животных подтверждена довольно полно. Найдено много окаменелых остатков позвоночных и беспозвоночных, живших в верхнем и нижнем каменноугольных периодах, которые пришли на смену девонскому. Среди позвоночных была богатая фауна моллюсков, плеченогих, кораллов и чудесных морских лилий. В прозрачных мелких морях вырастали многочисленные рифы, воздвигаемые теперь уже не столько кораллами, которые были главными строителями рифов в более ранние времена, сколько плеченогими, моллюсками и мшанками. Впервые появились голотурии, или морские огурцы, а морские лилии развивались так пышно, что их тела покрыли морское дно толстым слоем известняка.

Мир позвоночных был представлен многими видами рыб, особенно акулами, которые в то время господствовали на морях. Начинали играть важную роль паленискоиды, покрытые толстой чешуей. Впервые они появились в девонский период, но затем были оттеснены кистеперыми и двоякодышащими, намного превосходившими их численностью. Они жили главным образом в реках и озерах, но, возможно, иногда отваживались поселяться в солоноватых водах устьев рек. Из подлинно морских форм лучше всего известны четыре семейства донных животных под общим названием брадиодонты. (Современная рыба химера, вероятно, ведет свой род от этой группы животных.) У них была расплющенная форма тела, как у скатов более позднего времени. В поисках своей основной пищи - моллюсков - они скользили по дну древних морей и, в свою очередь, сами становились жертвой прожорливых акул, охотившихся в водах над ними.

В пермском периоде, сменившем верхний каменноугольный, произошли большие изменения в облике Земли. Глубокие геологические процессы коренным образом изменили вид морей и суши. В северном полушарии поднятие суши уничтожило связь между океанами, и это привело к созданию огромных внутренних морей. Сжатие земной коры привело к образованию высокогорных цепей. Повсюду происходили извержения вулканов. Эти геологические процессы вызвали резкую перемену климата. Изменения в очертаниях морей и суши отразились на океанских течениях. Такие огромные перемены в окружающей среде были большим испытанием для всех живых существ. Не избежали этого испытания и морские организмы. В пермский период, более чем в какой-нибудь другой период до конца мезозойской эры, действовал неотвратимый естественный закон приспособления или вымирания.

Влияние этого геологического кризиса на морских животных лучше всего можно проследить на примере беспозвоночных. В отложениях этого периода мало рыб, а остатки других позвоночных принадлежат наземным животным. Исчезли многие группы животных более ранних времен. Вымерли несколько древних видов кораллов, или веретенообразные, корненожки-фузилины и вся династия трилобитов. Другие группы (например, головоногие моллюски) подвергались многочисленным эволюционным изменениям, а в некоторых морях, как, например, в том, которое покрывало Северо-Восточную Англию, животные сильно уменьшились в размерах.

В результате этих событий в составе труппы, которая собралась в морях к началу Мезозойской драмы, оказалось много новых членов. Появились не только новые виды рыб и беспозвоночных, но множество морских пресмыкающихся. Первоначально они были только наземными животными, но через много миллионов лет из них развились морские формы. Они состояли в дальнем родстве с огромными динозаврами, которые в то время господствовали по всей земле. О них мы будем более подробно говорить в следующей главе, здесь же заметим, что образование морских видов пресмыкающихся оказало чрезвычайно важное влияние на экологию океанов. Морские пресмыкающиеся были новыми и сильными хищниками, властвовавшими в мезозойских морях, как Dinichthys и акулы в морях более ранних эпох.

Мезозойская эра, начавшаяся приблизительно 200 миллионов лет тому назад и длившаяся 137 миллионов лет, делится на три периода - триасовый, юрский и меловой. В течение всей этой эры морские растения были все еще представлены исключительно водорослями. Для юрского периода особенно характерны красные водоросли. Из беспозвоночных очень быстро распространились двустворчатые моллюски и морские улитки. Постепенно появлялись современные типы морских ежей. К началу триасового периода уже существовали все основные группы живущих теперь иглокожих. Появились современные группы шестилучевых кораллов, которые так же, как некоторые виды известковых губок, строили рифы в теплых мелких морях. Плеченогие приходили в упадок, но еще оставались две большие группы с труднопроизносимыми названиями - терабратулиды и ринхонеллиды. В юрский период впервые появились крабы, и с тех пор их количество и разнообразие форм намного увеличилось.

В мезозойскую эру самыми распространенными морскими беспозвоночными были разнообразные виды моллюсков аммонитов и белемнитов. Они водились в фантастических количествах на протяжении всего мезозоя. Их окаменелые раковины попадаются десятками в таких местах, как Лайм-Риджис в графстве Дорсет и Уитби в Северном Йоркшире, где на поверхность выходят сланцевые залегания, известные как голубой миас (нижняя юра). У аммонита была закрученная в виде спирали раковина; белемниты, или "чертовы пальцы", имели форму миниатюрных снарядов.

Среди позвоночных вряд ли кто-нибудь мог соперничать с большими морскими ящерами. Их влияние на жизнь моря усилилось с появлением в юрский период летающих ящеров птерозавров, или птеродактилей. В меловой период появились первые морские птицы, как, например, ихтиорнисы. Все эти существа питались рыбой и другими морскими организмами и, таким образом, оказывали большое влияние на эволюцию жизни в океанах.

Из исконных позвоночных по-прежнему господствовали акулы, хотя начиная с каменноугольного периода их значение очень упало и теперь они занимали второе место после пресмыкающихся. Несколько видов мезозойских акул дожили до наших дней. Кистеперые вымирали, и пока не появилось сделанное профессором Д. Л. Б. Смитом в 1938 г. первое описание латимерии, пойманной у берегов Юго-Восточной Африки, считалось, что они исчезли в течение этой эры. Последние немногочисленные потомки династии паленискоидов, оставшиеся от каменноугольного периода, не сдавались, продолжая борьбу до мелового периода, когда они вымерли.

В то время как древние типы животных приходили в упадок, все больше входила в силу большая группа костистых рыб. Их самые ранние представители появились в морях в начале юрского периода и с тех пор неудержимо распространялись все дальше и дальше, пока не заняли господствующего положения, которое они удерживают и поныне. К концу юрского периода число костистых рыб уже приближалось к количеству рыб других типов; к концу мелового периода костистые почти полностью вытеснили остальных рыб. Во внешнем виде костистых и их более древних предков нет никакой заметной разницы. Однако их отличает ряд особенностей. У костистых полностью окостенели позвонки, изменились и кости головы, хвостовые плавники стали более симметричными, а чешуйки либо уменьшились в размерах, либо совершенно исчезли.

В группу современных костистых входит множество видов, разнообразных по форме и размерам. Она объединяет таких непохожих друг на друга рыб, как угорь, треска, камбала и морской конек. Подобное многообразие существовало уже во времена мезозоя, хотя в тот период было меньше столь резко отличающихся друг от друга видов, какие наблюдаются теперь. У некоторых костистых мелового периода, как, например, у Leptotrachelus, было тонкое тело цилиндрической формы, напоминающее стрелу; у Aipichtys того же периода было высокое тело с увеличенным спинным плавником. Некоторые из этих первых костистых имели всего несколько сантиметров в длину, а длина таких гигантов, как Porteus molossus, достигала 4 м. Многие мезозойские костистые находятся в близком родстве с современными нам группами рыб.

Климат в мезозойскую эру был в основном теплым и ровным, и физические и климатические условия не обрекали обитателей суши и моря на особые испытания. Но к концу этой эры наступил период резких изменений в геологическом строении земной поверхности, подобных тем, которые имели место в пермский период. Морские ящеры и огромные динозавры, жившие на суше, не сумев приспособиться к новым, более суровым условиям жизни, были безжалостно сметены с лица земли. Они уступили свое место меньшим по размерам млекопитающим, которые лучше могли приспособиться к неожиданным переменам климата. Когда около 63 миллионов лет тому назад забрезжила кайнозойская эра - эра, в которой мы живем, произошел огромный отбор форм жизни. На суше и в море появились новые виды животных, ставшие родоначальниками многих живущих теперь существ. И все с большей ясностью перед нами раскрывается ход событий, приведший к современной картине животной и растительной жизни.

Кайнозойская эра - самая короткая из всех геологических эр. Ей пока всего 63 миллиона лет. Но, находясь ближе всего к нам по времени, она очень хорошо изучена, и данные, которые нам предоставляют ископаемые, можно толковать с большой степенью уверенности. Поэтому есть возможность хронологически более точно определить происходившие в то время события. Эта эра делится на два периода - третичный и четвертичный, подразделяющиеся, в свою очередь, на несколько точно определенных более коротких периодов, или эпох. Третичный период разделяется на четыре эпохи: эоцен, олигоцен, миоцен и плиоцен. Четвертичный период делится на две эпохи: плейстоцен и голоцен. Эпоха голоцена началась только 10 тысяч лет тому назад, а в этой эпохе живем мы.

Кроме нескольких групп млекопитающих, вернувшихся к жизни в море, и нескольких незначительных представителей оставшихся в живых морских пресмыкающихся, жизнь в океане в кайнозойскую эру протекала в соответствии с общей линией эволюционного процесса, которой было положено начало в юрский период, когда появились костистые рыбы. Уже в эпоху эоцена морская флора и фауна приобрели почти современный вид. Правда, среди животных было несколько групп, позже вымерших, как, например, последние представители белемнитов и множество фораминифер-нуммулитов. Раковинки нуммулитов, скоплявшиеся на дне моря, образовали толстые пласты известняка. Позже некоторые из них выступили над уровнем моря. Пирамиды в Гиза были отчасти построены из нуммулитского известняка. В швейцарских Альпах эта порода встречается высоко в горах.

В эпоху эоцена среди беспозвоночных, процветающих и в наше время, были двустворчатые моллюски, мидии, устрицы, морские лилии, морские звезды, офиуры, морские ежи и крабы. Рыбы были главным образом костистые, все больше и больше появлялось акул и акулоподобных рыб. В эпоху олигоцена в изобилии оставались нуммулиты и большие фораминиферы, как, например, лепидоциклины (имевшие почти 8 ел в поперечнике), было много современных видов шестилучевых кораллов и губок. В эпоху миоцена появилась огромная акула Carcharodon megalodon. Судя по длине зубов, достигавшей 15 см, сама акула, должно быть, была не меньше 20 м в длину.

Carcharodon megalodon продолжала существовать и в эпоху плиоцена, а затем вымерла. К этому времени многие морские растения и животные уже ничем не отличались от современных, хотя некоторым видам не удалось дожить до наших дней. Климатические условия этой эпохи затрудняли распространение многих групп животных. Это также относится и к следующей эпохе - плейстоцену, когда в результате суровых условий ледникового периода тропические формы отступили в сравнительно узкую зону по обе стороны экватора. В это время с полюсов стали надвигаться огромные массы льда. Четыре раза возникали и прекращались оледенения, и вместе с ними теплый климат сменялся холодным. Изменения в температуре заставляли менее устойчивые виды животных пере-двигаться с места на место.

Со времени последнего отступания льда в конце плейстоцена климат становился все более и более мягким. Жизнь в море стала более разнообразной, а тропические формы снова медленно двинулись по направлению к полюсам. Если так будет продолжаться и дальше, то возможно, что повторится ход событий прежних эпох. Губки и кораллы снова распространятся в теплых, чистых водах побережий Гренландии и Сибири, а Антарктику опояшет сверкающее тропическое море.

Из всего, о чем мы говорили до сих пор, видно, что морские растения и животные, дожившие до наших дней,- это удачливые победители, выжившие в процессе эволюции, который продолжался более миллиарда лет. Каждый развивался своим собственным путем: одни очень быстро, претерпевая много изменений в своем строении и распространяясь в различные среды, другие - те, которых жизнь подвергла меньшим испытаниям, изменялись медленнее или совсем не менялись. Однако независимо от образа жизни, формы или величины, приобретенных организмами в процессе эволюции, все они, как ни удивительно, в буквальном смысле слова родственники между собой; морские водоросли и креветки, мелкая рыбешка и кит, макрель и человек - все они могут проследить свою родословную до протоплазменной пленки, которая носилась по поверхности докембрийских морей.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU

© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://aqualib.ru/ "AquaLib.ru: 'Подводные обитатели' - библиотека по гидробиологии"