предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 9. Морские скитальцы

Планктон - самая большая группа организмов, обитающих в море, и основа всей жизни в нем; однако до середины прошлого столетия планктону не придавали никакого значения. Как мы уже говорили, слово "планктон" означает "блуждающий", но теперь необходимо дать ему более точное определение. Растения и животные, входящие в группу планктона, перемещаются в воде не так, как рыбы. Рыбы, как и другие более крупные, свободно плавающие морские животные, способны активно передвигаться в любом направлении. Планктонные организмы - крохотные, часто микроскопически малые существа. У них нет достаточно сильных органов, позволяющих свободно плавать; они пассивно дрейфуют, подчиняясь морским течениям.

Распределение планктона в Мировом океане точно установлено. Некоторые районы так богаты планктоном, что один стакан морской воды может содержать несколько тысяч планктонных организмов. Другие районы совершенно лишены его. Кроме того, в одном и том же районе, но на разных глубинах концентрация планктонных организмов неодинакова. Каждый слой воды в море имеет свое собственное планктонное население в зависимости от способности организмов приспосабливаться к той или иной среде.

Путешествуя на океанском пароходе, легко установить распределение поверхностного планктона по окраске воды. Темно-зеленый цвет воды говорит о наличии большой массы планктона. С другой стороны, голубой цвет - это цвет морских пустынь, где плавающие организмы попадаются очень редко. Определенные оттенки воды могут свидетельствовать о наличии тех или иных планктонных организмов. Это очень важно для рыбаков, так как характер планктона определяет род рыбы, обитающей в данном районе. Опытный рыбак может уловить тончайшие оттенки цвета, вряд ли заметные для ненатренированного глаза. И в зависимости от того, ловит ли он рыбу в "зеленой", "желтой" или "красной" воде, он часто с достаточной степенью вероятности может предсказать характер и размеры улова.*

* (Цвет морской воды зависит в основном от количества минеральных взвесей, иначе говоря, от замутненности. От планктона цвет воды зависит только в тех случаях, когда концентрация планктонных организмов очень велика. {Прим. ред.))

Ночью на присутствие планктона указывает фосфоресценция, или свечение, моря. В течение многих веков это явление считалось одной из величайших тайн океана. Согласно одной теории, оказавшейся совершенно ошибочной, днем море накапливает солнечный свет, а ночью его излучает; другая теория, также ошибочная, была предложена выдающимся ученым Робертом Бойлем (1627-1691), приписывавшим этот эффект трению волн об атмосферу или о твердые предметы, например корабли и скалы. Бенджамин Франклин считал свечение электрическим явлением, пока не обнаружил, что морская вода перестает светиться, если ее держать некоторое время в сосуде. Только во второй половине XVIII в. фосфоресценция была объяснена правильно - как естественное свечение больших масс крохотных морских организмов, имеющих люминесцирующие клетки.

Почти все планктонные организмы обладают способностью излучать свет. Некоторые организмы светятся удивительно ярко. Например, шесть маленьких планктонных существ из Euphausiidae, помещенных в стеклянную банку, излучают столько света, что человек с хорошим зрением может читать газету. Свечение особенно ясно заметно при небольшом волнении. Сверкают брызги при взмахах весла. Ярко светится кильватерная струя корабля. Иногда планктонных организмов так много, что загорается вся поверхность моря. Вот что говорил известный океанограф сэр Джон Меррей о планктоне в Гибралтарском проливе: "На поверхности воды было так много ночесветок, что она казалась густой, как бульон, а... ночью море было похоже на усеянное звездами небо". На Чарльза Дарвина это явление тоже произвело сильное впечатление. В "Путешествии на "Бигле"" он писал: "Однажды очень темной ночью, когда мы находились у восточного побережья Южной Америки недалеко от Ла-Платы, море представляло удивительное и прекрасное зрелище. Дул свежий ветерок, и вся поверхность моря, которая днем была покрыта пеной, теперь светилась бледным светом. Перед носом корабля вздымались две волны как бы из жидкого фосфора, а за его кормой тянулся молочно-белый след. Кругом, насколько было видно, ярко сияли гребни волн, а на горизонте небосклон, отражая блеск этих синеватых огоньков, не был так темен, как небо над нами".

Какова же природа планктона, который бесконечно носится по волнам Мирового океана и открывается взору удивленного наблюдателя яркими красными или зелеными красками или мягким таинственным свечением ночного моря?

Планктон состоит как из животных, так и растительных форм, а также из организмов, обладающих свойствами обеих этих форм. Растительный планктон получил название "фитопланктон", от греческого слова phyton, что значит "растение"; животный планктон называется зоопланктоном, от греческого слова zoon - "животное".

Фитопланктон справедливо называют пастбищем моря. Крохотные диатомеи, о которых мы уже говорили, - основная пища множества обитателей океана. Благодаря сложному процессу фотосинтеза, диатомеи используют солнечные лучи и химические вещества, растворенные в воде, для питания и построения своего организма, не нуждаясь ни в какой другой пище. И так же как пастбища на суше обеспечивают пищей наземных травоядных, фитопланктон служит источником пищи для миллиардов мелких животных, питающихся водорослями и живущих в том же планктонном сообществе. В свою очередь эти планктонные животные поедаются мелкими морскими плотоядными организмами и так далее, пока пищевую цепь съедающих и съедаемых не завершит человек, так широко использующий в своем питании морских животных.

Интересно отметить, что происхождение некоторых необходимых человеку витаминов можно проследить до планктонных диатомовых. Всем нам известно, какой ценный питательный продукт представляет рыбий жир. Витамин, содержащийся в рыбьем жире, вырабатывается диатомеями. Затем он переходит в желудки небольших планктонных животных, питающихся диатомовыми, а оттуда к маленькой рыбке мойве (Mallotus villosus). Эта рыбка, составляющая главную пищу трески, обычно живет в северных водах. Так витамин диатомовых продвигается по пищевой цепи, пока не попадает в аптекарскую бутылку, а оттуда в наши желудки.

Зоопланктон состоит из многих типов организмов. Конечно, большую часть зоопланктона составляют одноклеточные простейшие, но в состав планктона входит также много более сложных форм. Среди почти всех типов беспозвоночных имеется несколько чисто планктонных форм. Некоторые низшие хордовые организмы также входят в планктон. Всю эту совокупность планктонных организмов можно разделить на две главные группы.

К первой группе принадлежат организмы, пребывающие в планктонном состоянии всю свою жизнь. Большая часть морского планктона и весь пресноводный планктон относятся к этой группе, названной голопланктоном (от греческого holos - "целый", "весь"). Вторая группа - меропланктон (от греческого meros - "часть") - состоит из личинок свободно плавающих и донных животных. На первых стадиях своего развития они входят в состав планктона. Эти частично планктонные организмы составляют большую часть пассивно плавающих обитателей моря, но в пресной воде их почти нет. По мнению Р. Е. Коукера, этот факт можно отчасти объяснить большей плотностью морской воды, которая на определенной стадии развития этих организмов благоприятствует появлению у них характерных особенностей свободноплавающих.

Теперь познакомимся с некоторыми типичными представителями зоопланктона. Самые распространенные зоопланктонные организмы - это копеподы, или веслоногие, группа мелких рачков, обитающих как в пресной, так и в соленой воде. Они живут не только в море на всех глубинах, но и в озерах, прудах, подземных водах и даже в сыром песке и мху. Максимальная величина такого рачка 10 мм, обычный же его размер 2-3 мм. Несмотря на ничтожно малую величину веслоногих, это самый распространенный отряд разнообразной среды водных беспозвоночных, и никакие другие организмы не играют такой важной роли в жизни морей, как они. Есть много видов веслоногих рачков. Они широко распространены в различных средах, и это определяет их большое разнообразие. Однако типичного веслоногого можно распознать по его форме. Тело у него овальное с хвостовидным отростком; у него четыре-пять пар ножек, похожих на весла, и два усика по обеим сторонам головы. При помощи усиков и ножек копеподы толчками продвигаются в воде. Они имеют самую разнообразную окраску, а некоторые более крупные формы, особенно в тропиках, отливают красным цветом или полированной бронзой.

Половая жизнь веслоногих очень своеобразна. Взрослый самец не спаривается с самкой, а откладывает сперму в капсулу своего собственного изготовления, имеющую форму бутылки. Она состоит из пластиковидного вещества, выделяемого железой. Оснащенный этой капсулой, самец отправляется на поиски самки и, найдя ее, старается прикрепить капсулу к отверстию в передней части ее сегментированного брюшка. Неудивительно, что самка может обидеться на такой неромантический способ ухаживания, и самцу поэтому часто приходится прибегать к силе. Две грудные ножки, превратившиеся в клешни, а у некоторых видов рачков особое устройство одного из усиков позволяют самцу крепко удерживать самку, преодолевая ее попытки к сопротивлению. Когда капсула (или, правильнее, сперматофор) прикреплена, сперма проходит через ее горлышко в полость - хранилище в теле самки. Эта полость, в свою очередь, связана с каналами, идущими из яичника. Когда яйца проходят по каналам, они оплодотворяются спермой, а затем выталкиваются в воду. У некоторых видов оплодотворенные яйца остаются на какое-то время прикрепленными к нижней части тела или в виде пучка, или в паре яйцекладов. Количество спермы в полости тела самки может хватить ей до конца жизни, и, таким образом, после одного только общения она становится независимой и больше не нуждается в мужском обществе.

В наших северных водах самый распространенный вид веслоногих - это рачок калянус (Calanus finmarchicus). Он водится здесь в невероятных кличествах. Так, в сети диаметром немного более трех метров, спущенной на 15 минут в заливе Мэн, оказалось не менее 2,5 миллиона экземпляров этого рачка. Рачок калянус служит главной пищей для сельдей и, как ни удивительно, поедается в огромном количестве и китами. Естественно, косяки сельди скапливаются в местах, где много рачков. Рыбаки знают это очень хорошо. Рыба плывет через густую массу планктона, поглощая тысячи рачков в один прием. В желудке у сельди находили до шести тысяч калянусов, а зоб у таких морских птиц, как альбатросы и буревестники, тоже бывает до отказа набит ими.

Кроме веслоногих рачков, очень важную группу планктонных ракообразных составляют эвфаузииды, о которых мы уже упоминали в связи со свечением моря. Эвфаузииды, как и калянусы, являются излюбленной пищей китов-полосатиков, горбачей и синих китов. Норвежские китобои называют всех более или менее крупных планктонных ракообразных и в том числе эвфаузиид словом "криль", вошедшим теперь в употребление у гидробиолгов и океанографов.

Внешне эвфаузииды похожи на креветок. Это одни из самых крупных планктонных животных. Некоторые виды, живущие в наших прибрежных водах, как, например, Meganystiphanes norvegica, достигают почти 5 см в длину. Большинство эвфаузиид прозрачны и бесцветны, хотя некоторые из них и окрашены в ярко-красный цвет. Такие эвфаузииды обитают в более холодных водах северного и южного полушарий и иногда скапливаются в таких количествах, что все море бывает окрашено в кроваво-красный цвет. Рыба и морские птицы спешат отовсюду, чтобы разделить пир с огромными усатыми китами, которые всегда появляются в местах больших скоплений криля. С наступлением сумерек световые органы на теле эвфаузиид вызывают призрачное свечение всей поверхности океана. Размножение у эвфаузиид происходит почти так же, как у веслоногих рачков. Яйца оплодотворяются спермой, которая находится в прикрепленном к телу самки сперматофоре, также имеющем форму бутылки. Но у эвфаузиид превращение ножек в клешни (у них первая брюшная пара, а не последняя грудная, как у веслоногих) еще более заметно. Ножки снабжены устройством, которое профессор Оксфордского университета сэр Элистер Харди сравнил с лезвиями складного ножа. Это цепкие хватательные органы, которыми эвфаузииды пользуются, как пальцами, с большой точностью и осторожностью, когда они вставляют сперматофоры в отверстие в теле самки.

Глаза у эвфаузиид огромные и черные, как у цыган. Поэтому шотландские моряки называют их Suil dhu, т. е. "черные глаза"*. Глаза у ракообразных имеют сложную структуру, сходную со структурой глаз у насекомых. Глаз состоит из множества отдельных цилиндрических линз, направленных от центра слегка в разные стороны, благодаря чему у животного очень увеличивается поле зрения. У планктонных ракообразных, глаза у которых часто бывают посажены на стебельки, оно может превышать 180°. Такое зрение, однако, имеет и свои недостатки, так как наличие многих глаз вместо одного означает, что видимое изображение представляет собой совокупность отдельных мозаичных участков, а не единый образ. Поэтому ракообразные не могут "видеть", как видим мы. Они получают только общую картину внешнего мира, создаваемую отражениями света и тени на мозаике. Тем не менее это устройство дает животному возможность определять, на каком расстоянии и в каком направлении находятся внешние предметы. Широкое поле зрения для планктонных организмов, должно быть, имеет особенно большое значение, так как враги могут подстерегать их со всех сторон.

* (Русские рыбаки называют эвфаузиид "черноглазки". (Прим. ред.))

Веслоногие и эвфаузииды относятся к наиболее известным членам голопланктона. Кроме них, в голопланктон входит множество причудливых и необычных форм. Среди них самую распространенную группу составляют щетинкочелюстные, так называемые морские стрелки (Chaetognatha). Возраст окаменелых остатков их предков насчитывает не менее 500 миллионов лет. Типичная стрелка из рода Sagitta похожа на маленькую стеклянную трубочку около 2 см длиной со множеством выпуклостей. Однако, несмотря на свою маленькую величину и нежный вид, это одно из самых прожорливых существ в море. В течение нескольких минут стрелка может держаться в воде без движения, ожидая, пока где-нибудь неподалеку появится какое-нибудь другое планктонное животное. Тогда она неожиданно бросается на свою жертву со скоростью стрелы, управляемая быстрыми колебаниями хвостовой части. Широко раскрытыми челюстями стрелка схватывает незадачливое животное и проглатывает его, хотя ее добыча иногда не уступает ей по размерам. Стрелку можно легко заметить, когда она насыщена пищей, так как ее собственное тело прозрачное и почти невидимое.

Есть еще один член зоопланктона с довольно воинственными привычками - рачок Phronima. Его излюбленная пища - ярко светящееся колониальное существо пиросома, обитающее в тропических и субтропических морях. Пиросома - пелагическое животное из группы оболочников (представитель хордовых, о которых уже упоминалось в предыдущей главе). Колония состоит из многих особей, отпочковавшихся от материнской. Обычная длина маленьких колоний 3-5 см, но есть вид, образующий колонии длиной больше метра. Phronima объедает маленькую колонию пиросомы, поглощая одну особь за другой, пока не останется одна бочкообразная оболочка, в которую была заключена вся колония. Затем Phronima поселяется в этом уютном жилище - оболочке, в котором выводит своих детенышей. Иногда можно наблюдать, как Phronima плывет в воде, толкая перед собой полный бочонок малышей, точь-в-точь как это делают матери с детскими колясками.

До сих пор в этой главе мы рассматривали ракообразных, принадлежащих к типу членистоногих, но и другие типы также имеют не менее интересных представителей в планктоне. Один из них - Pleurobrachia, или, как его называют, "морской крыжовник". Его обычно относят к типу кишечнополостных, но он так отличается от них, что его можно выделить в отдельный тип. Как можно судить по его ненаучному названию, животное по форме напоминает крыжовник и имеет длину 3 см или более. На нижнем конце тела имеется ротовое отверстие, в верхнем - замечательное приспособление, при помощи которого он может неподвижно держаться в воде. Оно состоит из массы крохотных известковых зерен, заключенных в стаканообразный купол. Как действует этот "стабилизатор", точно не известно, однако известно, что он дает морскому крыжовнику возможность сохранять устойчивое положение в воде. Устройство механизма для схватывания пищи у этого животного поистине замечательно. Из маленьких кармашков, расположенных по обе стороны тела, растут два жгутикообразных щупальца, приблизительно в 10 раз длиннее, чем само животное. От них под прямым углом отходят более короткие реснички, покрытые небольшими мелкими узелками, выделяющими при прикосновении к какому-либо предмету клейкое вещество. Движениями этих ресничек искусно управляют две нити - одна, эластичная, проходит вдоль всей реснички, вторая намотана вокруг первой, как пружина. При помощи этих щупальцев и ресничек, находящихся в постоянном движении, морской крыжовник продвигается через окружающий планктон. Когда одна из ресничек соприкасается с жертвой, узелки выделяют липкое вещество и прилипают к ее телу. В своих усилиях вырваться жертва запутывается в других ресничках и, наконец, затягивается щупальцами в ротовое отверстие Pleurobrachia. Если намеченная жертва очень большая, Pleurobrachia будет водить ее, то отпуская, то сжимая щупальца, точно так же, как рыболов водит рыбу, когда он хочет ее изнурить. Это может продолжаться полчаса или больше, пока вконец измотанное животное не будет "вытащено на берег". Иногда, как это случается с рыболовами, которые плохо водят, "удочка" ломается, другими словами, щупальце рвется и уносится намеченной жертвой.

Планктонные животные. а - Calanus finmarchicas, б - Msganyctiphanes no wjgica, в - Oikopleura в своей оболочке, г - червь-стрелка oagitta
Планктонные животные. а - Calanus finmarchicas, б - Msganyctiphanes no wjgica, в - Oikopleura в своей оболочке, г - червь-стрелка oagitta

Еще более необычно питается крохотное существо Oikopleura. Это одно из самых распространенных и самых маленьких планктонных животных. Его тело имеет овальную форму; длина его не превышает 4 мм, а тонкая хвостовая часть приблизительно в четыре раза длиннее тела. Устройство, при помощи которого оно схватывает свою жертву, с полным правом можно считать одним из самых поразительных приспособлений, выработанных в процессе эволюционного развития. Этот сложный и эффективный планктоноулавливающий механизм создан животным из тканей своего собственного тела. Сначала с поверхности тела выделяется чрезвычайно тонкое прозрачное эластичное вещество, обволакивающее все тело животного. Затем сильными движениями своего хвоста Oikopleura отделяет оболочку от тела. После этого волнообразными движениями хвоста она пропускает воду между хвостом и внутренней стенкой оболочки; от этого оболочка надувается, и животное оказывается как бы в миниатюрном прозрачном шаре. Вода входит в оболочку через два "окошечка", расположенных на задней стороне, над которыми тянется сеть тончайших нитей, напоминающая перфорированную цинковую крышку, только сделанную во много раз изящней; выходит вода из отверстия, расположенного спереди. Поближе к передней части тянутся две конусообразные сеточки из тонких, как паутина, ниток, идущие к ротовому отверстию. Решетки на задних окошечках фильтруют воду, задерживая крошечных микропланктонных животных и растения. Добыча доставляется к сеткам, где она улавливается нитями, препровождающими ее в рот. Если учесть, что все тело Oikopleura не больше спичечной головки, то можно представить себе, каким крохотным должен быть пойманный организм; некоторые из них имеют меньше 0,05 мм в диаметре, и никакие сети не могли бы поймать их.

Oikopleura пользуется своим поразительным аппаратом всю жизнь. Но в случае опасности, когда домик и сети могут оказаться обузой, у нее есть запасный выход, расположенный ниже задних окошечек. При тревоге животное выбрасывается через это запасное отверстие и мчится в безопасное место, имея только несколько ресничек на хвосте. Когда спокойствие восстанавливается, она быстро выделяет новый домик со всем его сложным устройством. Жизненная деятельность Oikopleura - еще один, и самый яркий, пример почти неправдоподобной изобретательности природы.

Хотя размеры огромного большинства планктонных организмов не превышают 3-5 см, есть некоторые исключения. Прежде всего нужно выделить группу медуз, относящихся к кишечнополостным. Они бывают различной величины - от совсем маленьких до огромных размеров, с диаметром зонта до 2 м. Медузы, обычно вызывающие ужас у купальщиков на побережье Британии, принадлежат к видам Aurelia aurita или Cyanea capillata. Первый вид встречается чаще, и его легко узнать по четырем пурпурным овальным пятнам, украшающим верхушку зонта. Aurelia может вырасти до полуметра в диаметре, но щупальца у нее очень короткие, и для человека она безвредна. Цианея, наоборот, может очень неприятно обжечь. Это самая большая из всех медуз. На побережье Британии медузы больше чем 60 см в диаметре попадаются редко, но в северных водах встречаются экземпляры, имеющие в три раза большую величину.

Цианеи бывают разного цвета - от коричневого до ярко-оранжевого, темно-красные, даже пурпурные. К зонту у них прикреплены жгутикообразные щупальца, достигающие иногда 2-2,5 м в длину. Когда цианея переносится течением, эти щупальца растягиваются, образуя изящную бахромчатую кайму по обеим сторонам тела. Однако эта привлекательная внешность обманчива. На щупальцах у нее находится множество стрекательных капсул, парализующих любое маленькое животное, когда, к своему несчастью, оно соприкасается с ними. Даже у человека эта медуза может вызвать ожоги - кожа краснеет и появляется ощущение боли. Однако несмотря на то что цианея обладает таким неприятным свойством, некоторые морские животные, например молодые мерланги и планктонные рачки (Hyperia galba), укрываются под ее зонтом. Возможно, они забираются туда, чтобы поживиться планктоном, парализованным щупальцами хозяина. Но как они при этом сами оберегаются от щупалец медузы - пока остается тайной.

До сих пор мы рассматривали только голопланктон, т. е. организмы, постоянно входящие в состав планктона. Как мы уже говорили, множество морских животных входит в состав планктона временно, только на ранних стадиях своего развития. Они составляют уже упомянутый нами меропланктон. Вряд ли есть хотя бы один организм из группы бентоса или нектона, миновавший стадию планктона. Особенно велико значение планктонной стадии для донных организмов. По сравнению со свободноплавающими из группы нектона или даже с вечно дрейфующими планкотонными многие обитатели морского дна находятся в невыгодном положении, так как не могут передвигаться с места на место. Многие из них прикреплены к субстрату, как растения, и, как растения, должны были найти какой-нибудь способ возможно дальше распространять свое потомство. Этот способ состоит в том, что личинки многих видов животных, ведущие планктонный образ жизни, могут быть отнесены течениями на большие расстояния, точно так же, как семена растений разносятся ветром. Личинки крабов, омаров, устриц, морских ежей, морских звезд - всех этих донных животных - ведут планктонный образ жизни. Планктонные личинки часто так отличаются от своих донных или свободно плавающих родителей, что даже опытному натуралисту не всегда придет в голову пытаться установить родство между ними. Такая разница бывала причиной довольно забавных ошибок в классификации. Например, на рисунке (см. ниже) показаны три стадии развития обычного съедобного краба - Cancer pagurus. Первые исследователи (да простится им эта ошибка!) считали их разными животными. Первую стадию развития называли зоеа, вторую - мегалопа. Теперь, конечно, известно, что зоеа, мегалопа и взрослый краб - одно и то же животное на разных ступенях развития, причем первая стадия - планктонная, а вторая - промежуточная. Как явствует из рисунка, узнать это можно было, только проведя целую серию наблюдений над всей жизнью животного.

Zoea (слева) и Megalopa (справа) - две ранние стадии в развитии съедобного краба. Взрослый съедобный краб (Cancer pagurus) (внизу)
Zoea (слева) и Megalopa (справа) - две ранние стадии в развитии съедобного краба. Взрослый съедобный краб (Cancer pagurus) (внизу)

Теперь посмотрим, как зоопланктон, постоянный и временный, приспособился к пассивному дрейфу в воде.

Почти все планктонные организмы прозрачны. Прозрачность помогает этим беспомощным пловцам избегать врагов. Кроме того, у них развились замечательные приспособления, позволяющие им держаться в воде. У читателя, возможно, уже возник вопрос, почему планктонные организмы, многие из которых способны производить только самые примитивные плавательные движения, все же не погружаются на дно моря. Прежде всего они приводят удельный вес своего тела в соответствие с удельным весом окружающей воды. Они достигают этого несколькими интересными способами.

Из иллюстраций, помещенных в этой главе, читатель, должно быть, заметил, что тела планктонных организмов снабжены щетинками и перистыми выростами. Они придают животному красоту, но их эстетическое значение далеко не самое важное. Благодаря этим выростам поверхность тела планктонного организма намного увеличивается по сравнению с его весом. Это способствует увеличению трения между телом и водой, тело погружается в воду намного медленнее.

Такую же функцию у некоторых видов планктонных животных выполняет горизонтальное вытягивание и уплощение тела. Поясним это на примере. Если чайный поднос держать параллельно поверхности, он будет падать очень медленно, но если его повернуть под прямым углом к поверхности, он быстро скользнет на дно. Мы знаем также из своего собственного опыта, что держаться на воде можно только вытянувшись во всю длину на поверхности моря.

Необходимость занимать определенное положение относительно поверхности воды, возможно, является одной из причин появления у многих планктонных организмов сложных стабилизирующих приспособлений, наподобие тех, которыми снабжен Pleurobrachia (морской крыжовник). Еще более замечательным устройством такого рода обладает маленькая медуза Obelia. Вокруг зонтика животного расположены восемь полых шариков - статоцистов. В каждом шарике находится маленький известковый комочек, перекатывающийся, как в чашке, когда медуза погружается то одной стороной, то другой. Если она погрузится слишком глубоко на одну сторону, все известковые комочки скатываются в своих шариках и давят на несколько чувствительных волосков, прикрепленных к стенкам шариков. Эти волоски, в свою очередь, заставляют мускулы зонта на погружающейся стороне сжиматься, благодаря чему медуза снова возвращается в горизонтальное положение.

Однако ясно, что хотя щетинки, перистые отростки и горизонтальное выравнивание намного уменьшают степень погружения животного, совсем остановить его они не могут. Следовательно, должно существовать еще какое-то противодействие силе тяжести. Наиболее интересным стабилизирующим приспособлением обладают "португальский военный корабль" (физалия), снабженный пузырем, наполненным газом, и кишечнополостной "парусник" (Velella velella), имеющий меньший по размерам, но не менее эффективный газовый пузырь. В клетках многих более мелких существ накапливаются маслянистые вещества, выделяемые их собственными телами. Эти вещества легче воды и поэтому значительно уменьшают удельный вес организма. С помощью всех описанных способов, о которых мы говорили, достигается требуемое равновесие.

В заключение этой главы отметим еще одну характерную особенность планктонных организмов. Эта особенность - суточные вертикальные миграции планктона. Передвигаться в горизонтальном направлении планктон вынуждают морские течения, во власти которых он находится. Несколько другую картину представляют вертикальные движения. Хотя, как мы уже говорили, различные планктонные организмы находятся на различных глубинах благодаря присущим им особенностям, в море очень заметно происходит перемещение планктона вверх и вниз в зависимости от изменений, происходящих в окружающей среде. Самые важные изменения обусловлены тем, что освещенность водной массы на разных глубинах неодинакова. Освещенность каждого слоя, в свою очередь, зависит от сезона и от времени суток.

Установлено, что в полдень, особенно летом, в верхних слоях моря почти нет планктона. Чтобы выловить планктон, нужно опустить сетку на глубину около 20 м. Но по мере того как к вечеру высота солнца уменьшается, биомасса планктона начинает постепенно перемещаться вверх, и с наступлением темноты в поверхностных слоях скапливается огромное количество планктона. Перед рассветом наблюдается обратное явление - планктон начинает опускаться вниз. Летом, когда солнце светит очень ярко, планктонные организмы погружаются на большую глубину, чем зимой. Таким образом, подтвердилась гипотеза, по которой интенсивность света является главным фактором в вертикальной миграции планктона.

Замечено еще одно интересное явление. Днем различного рода организмы в основном распределяются слоями, ночью же этого нет. Ночью организмы различных слоев смешиваются в одну массу. Верхняя ее граница находится у поверхности моря, но нижняя граница незначительно меняет свое положение. Организмы совершают беспорядочное движение между обеими границами.

По-видимому, для каждой группы планктона существует критическая глубина, на которой существуют оптимальные световые условия; в соответствии с этими условиями планктонное население распределяется по видовому составу. Ночью же, когда света нет, распределение организмов принимает беспорядочный характер.

Все эти явления указывают на неразрывную связь между организмами и окружающей средой. Подобно всем живым существам, зоо- и фитопланктон составляют неотъемлемую часть среды и подчиняются ее законам. Между тем изучение различных способов приспособления к среде планктонных организмов помогает понять многие проблемы, касающиеся жизни в море.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU

© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://aqualib.ru/ "AquaLib.ru: 'Подводные обитатели' - библиотека по гидробиологии"