предыдущая главасодержаниеследующая глава

Послесловие

Старина четвероног и его исследователь

Ископаемые остатки целакантов встречены начиная со слоев девонского периода, древностью около 300 миллионов лет, до слоев верхнемеловой эпохи, отложившихся за 50 - 70 миллионов лет до нашего времени. После мелового периода никаких следов этих рыб не было найдено, и их считали вымершими. Ни среди многочисленных окаменелых остатков рыб из более близких к нашей эпохе времен, ни среди рыб современных морей и пресных вод не обнаруживалось ни одного целаканта.

Совершенно неожиданно попавшаяся в декабре 1938 г. в улове южноафриканского траулера необыкновенная крупная рыба оказалась живым целакантом. Хотя, по несчастному стечению обстоятельств, внутренние части пойманной рыбы не сохранились, профессор Дж. Л. Б. Смит, химик и ихтиолог, сумел сразу же распознать ее принадлежность к древним целакантовым рыбам. Уже в 1939 г. он опубликовал сначала первое сообщение, а затем и основательное детальное описание новой рыбы, названной им латимерией (Latimeria chalumnae) в честь хранителя музея Ист Лондона мисс Куртенэ-Латимер, взявшей с траулера эту рыбу и передавшей ее Смиту для изучения.

Находка живой целакантовой рыбы явилась сенсацией. Это одно из самых замечательных открытий биологической науки нашего века. Целакантовые рыбы близки к двоякодышащим рыбам и принадлежат вместе с ними к группе кистеперых рыб (Crossopterygii), от которой произошли наземные позвоночные. Характерная черта кистеперых рыб - наличие длинной мясистой лопасти в основаниях парных плавников. Такие плавники напоминают конечности наземных позвоночных животных. Отсюда заглавие книги - "Старина Четвероног" - название, ласкательно даваемое автором открытой им современной кистеперой рыбе. Поимка первого экземпляра побудила профессора Смита к дальнейшим поискам, проводившимся с необыкновенной энергией и упорством. Спустя 14 лет труды его завершились успехом - находкой второго экземпляра и открытием постоянного места обитания целакантов в водах Коморских островов.

Рассказ профессора Смита о нахождении им первого и второго целакантов, есть в то же время рассказ о самом человеке, на долю которого выпало это открытие. Книга дает не только описание поисков удивительных живых ископаемых рыб с ногообразными плавниками, она не менее интересна как откровенный автопортрет ученого, пронесшего в свои зрелые годы неудержимый энтузиазм и яркость переживаний. Юношеская свежесть восприятий отличает многих ученых, но не многие могут с такой впечатляющей силой показать не угасающий долгие годы огонь единой, все поглащающей мысли. Будучи профессором химии Грейамстуанского колледжа, Дж. Л. Б. Смит был в то же время крупнейшим страстным ихтиологом по призванию. И именно в области ихтиологии ему выпало совершить научное открытие, о трудностях и счастье которого живо и ярко сообщает читателю его книга.

Заслуга открытия живых кистеперых рыб принадлежит автору книги. История этого открытия и связанных с ним путешествий и трудностей неразрывны с личностью профессора Смита как ученого и со значительной частью его сознательной жизни. Это и отражено в книге, изложенной живым увлекательным языком и представляющей повесть о жизни ученого-ихтиолога, его исканиях, его путешествиях и открытии. Перед читателем встает со страниц книги тяжелый, но радостный труд ученого в далекой стране; целеустремленное сознательное упорство, заставляющее автора долгие годы добиваться поставленной цели, преодолевая все трудности борьбы с природой, убеждая людей, от простых рыбаков до премьер-министров, переживая неудачи. И, наконец, осуществление мечты - достижение цели. Читателю становятся знакомы и близки и сам автор, подвижник науки, по справедливости осчастливленный великим открытием, и работник провинциального музея мисс Латимер, зорко подметившая необычную рыбу, и капитан Хант, открывший убежище кистеперых рыб на Коморах.

Как же обстоит дело в настоящее время? Что стало сейчас известно о целакантах, чем они особенно замечательны и какие выводы могут быть сделаны?

Оказалось, что целаканты обитают только в одном-единственном месте нашей планеты - в водах Коморских островов, расположенных на западе Индийского океана, между Африкой и Мадагаскаром, в северной части Мозамбикского пролива. Правильна была интуиция Смита, предположившего, что первый экземпляр был "бродягой", случайно зашедшим к берегам Южной Африки, и что местожительство целакантов нужно искать вверх по течению, омывающему юго-восточную Африку, где-то возле Мадагаскара и Коморских островов.

В водах Коморских островов целаканты время от времени попадаются рыбакам, называющим их "комбесса". Целаканты попадаются только у островов Анжуан и Большой Комор. Ловятся местными рыбаками на уду, наживленную куском рыбы. Лучшая наживка - полуглубоководная "руди" (Promethichthys prometheus, из семейства гемпиловых рыб - Gempylidae).

Великолепно начатое профессором Смитом дело сейчас продолжают французы под руководством директора Мадагаскарского института научных исследований профессора Ж. Милло.

Лов целакантов для исследования монополизирован французским государством. Рыбаку, доставившему целаканта, выплачивается значительная сумма, удваиваемая за доставку рыбы живой. Пойманных целакантов доставляют в порт Дзаудзи, у о. Майотта, откуда их отправляют самолетом на Мадагаскар, в Тананариве, в Мадагаскарский институт научных исследований и далее в Париж, в Музей естествознания. Там и происходит всестороннее изучение этих замечательных рыб.

Все целаканты принадлежат, по-видимому, к одному виду, Latimeria chalumnae Smith, описанному профессором Смитом по первому экземпляру из Ист-Лондона. Также латимерией оказался и второй экземпляр, названный им маланией (Malania anjouanae), отличия которого обусловлены повреждениями. Таким образом, известен только один вид живых целакантов - латимерия.

Целаканты рассматриваются сейчас в качестве национального достояния Коморских островов (следовательно, Франции, владеющей этими островами).

Советское экспедиционное судно "Витязь" посетило Коморские острова весной 1960 г., во время проводимого Институтом океанологии Академии наук СССР по Международному соглашению комплексного исследования Индийского океана. Полученные на месте сведения и опубликованные ранее материалы показывают следующее.

Всего до середины 1960 г. было поймано 18 латимерий длиной от 109 до 180 см и весом от 19,5 до 95 кг. Первый экземпляр был добыт в 1938 г. траулером у Ист-Лондона на глубине около 70 м. Остальные 17 добыты удой у Коморских островов с глубины от 150 до 390 м, среди подводных скал цоколя островов. В 1952 г. здесь был добыт один экземпляр (малания), в 1953 г. - один, в 1954 - четыре, с 1955 по 1960 г. - одиннадцать Самая крупная, 13-я латимерия, имеющая 180 см длины и 95 кг веса, была поймана у о. Анжуан 1 января 1960 г. Последний, 18-й экземпляр пойман 21 февраля 1960 г. Все латимерии добыты в весенне-летний сезон (южного полушария), с сентября по март, в темное время суток, с 20.00 до 4.00 часов по местному времени. Из 18 экземпляров было только две самки.

Имеется также сообщение участников итальянской экспедиции о том, что им удалось 25 октября 1953 г. в лагуне о. Майотта увидеть и сфотографировать латимерию на глубине 12 м, на мадрепоровом рифе (Ф. Проспери. На Лунных островах. Географгиз, 1958, стр. 166 и фото к стр. 65). Это указание противоречит всем другим данным о глубине местообитания латимерии. Кроме того, как видно из наблюдений над живой латимерией, глаза ее светятся зеленоватым блеском (как это бывает у сумеречных животных) и она совершенно не переносит яркого света (см. приложения). Даваемая Проспери фотография, по-видимому, сильно искажена ретушью; очертания головы и передней части тела, а также положение плавников изображенной на ней рыбы не соответствуют, по мнению профессора Ж. Милло, латимерии. Возможно, что итальянские зоологи приняли за латимерию какую-либо другую крупную рыбу и неосторожное ретуширование укрепило их в этом мнении. Интересно, что коморские рыбаки называют одним и тем же именем "комбесса" латимерию и двух крупных губанов (Epibulus Insidiator, Cheilinus undulatus), вероятно, это говорит о некотором поверхностном сходстве.

Достойна внимания ограниченность области распространения современных целакантов. Они встречены (кроме 1-го экземпляра) только у маленькой группы островов с крутым цоколем, обособленным большими глубинами от материка и других островов. Примерно то же известно и о некоторых других древних видах животных: так, только в водах Командорских островов обитала в XVIII веке Стеллерова морская корова (Rhytina Stelleri), истребленная около 1768 г. Возможно, что прибрежные воды океанических островов, как и районы океанических впадин, могут оказаться последним убежищем для некогда широко распространенных видов морских животных.

Результаты изучения современных целакантов изложены, помимо заметок в журналах: "Nature" - "Нейчер" (Англия), "La Nature" - "Ля Натюр" (Франция) и других, в нескольких крупных обобщающих работах: Смита (1939); Милло (1954, общие данные и внешний вид); Милло и Антони (1958, анатомия скелета и мышц; 1958, общее описание - в "Руководстве Зоологии" Грассэ); Триавас (1958, некоторые выводы).

Систематическое положение целакантов представляется следующим.

В девонском периоде, 300 миллионов лет тому назад, существовали три большие группы рыб: 1) хрящевые акулообразные и химерообразные рыбы; 2) кистеперые двоякодышащие и рипидистиевые рыбы; 3) лучеперые рыбы. Потомками первой группы являются акулы, скаты и химеры современных морей. Потомками второй группы - современные двоякодышащие и целакантовые рыбы, а также все наземные позвоночные, развившиеся из рипидистиевых рыб. Потомки третьей группы - многоперые, осетровые и костистые рыбы. Таким образом, современные целаканты - латимерии - ближе всех других современных животных к предкам наземных позвоночных.

Отмечаются многие своеобразные и замечательные черты строения латимерии, некоторые из них особенно интересны. Ось скелета образована толстым упругим стержнем - нотохордом, состоящим из прочного цилиндрического чехла, образованного эластичными волокнами и заключающего жидкое вещество. Позвонков нет. Над нотохордом расположен перепончатый канал, заключающий спинной мозг. Стенки канала укреплены хрящевыми или костными дугами, каждая из которых завершается сверху невральным шипом (отростком). Этот шип состоит из тонкого костного цилиндра и хрящевого стержня. Так как хрящ часто не сохраняется в ископаемых остатках, невральные шипы в них выглядят полыми, в соответствии с чем эта группа и была названа целакантами (полошипые). Череп латимерии, как и у ископаемых целакантов, состоит из двух частей - рыльной, впереди переднего конца нотохорда, и собственно черепной, или мозговой, опирающейся на переднюю часть нотохорда. Эти части соединены суставообразно. Крошечный головной мозг покоится на двух крупных кровеносных сосудах и погружен в жир, располагаясь позади сочленения рыльной и черепной частей. Он полностью расположен над передней частью нотохорда. Мозг латимерии напоминает по строению мозг двоякодышащих рыб. Жабры того же типа, что у двоякодышащих. Плавательный пузырь, крупный у некоторых ископаемых целакантов, у латимерии сократился до небольшой трубки длиной 5 - 8 см, продолжающейся до конца брюшной полости в виде тяжа, окруженного толстым слоем жира, как это бывает у многих глубоководных рыб. Подобно легким наземных животных и двоякодышащих рыб, плавательный пузырь отходит у латимерии с брюшной стороны кишечника. В рыльной части головы располагается объемистый своеобразный ростральный орган, содержащий студнеобразное вещество и открывающийся наружу шестью отверстиями. Функция его пока неизвестна. С боков головы имеются по две ноздри: передняя трубковидная над передним краем рыла и задняя щелевидная под передним краем глаза. Строение глаз свидетельствует о приспособленности зрения к темноте: глаза светящиеся, сетчатка содержит много палочковидных клеток и ничтожное количество колбочек. Сердце у латимерии устроено очень примитивно - в виде изогнутой трубки, не преобразованной в мускулистый компактный насос современных рыб; в кишечнике сильно развита спиральная складка - очень древнее приспособление для замедления прохождения пищи. Узкие и длинные, очень подвижные основания парных плавников позволяют понять пути преобразования рыбьего плавника в конечность наземного четвероногого.

Сохраняя многие древние признаки, сближающие ее с древнейшими хрящевыми рыбами (акуловые и другие), латимерия в то же время хорошо приспособлена к жизни в современных морях. Старина Четвероног безусловно жизнеспособен, и можно надеяться, что он еще откроет человечеству многие тайны его отдаленнейших предков.

Профессор Т. С. Расс.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU

© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://aqualib.ru/ "AquaLib.ru: 'Подводные обитатели' - библиотека по гидробиологии"